Богатыри стране не нужны?
Опубликовано: Февраль 2, 2008

Белорусские богатыри Кирилл ШИМКО и Павел СОРОКАБелорусские богатыри Кирилл ШИМКО (далее К.Ш) и Павел СОРОКА (далее П.С), сдвинувшие с места железнодорожный состав в 250 тонн и самолет Ил-76 массой в 150 тонн, не прочь в этом году устроить еще одну показательную акцию. Для неоднократных рекордсменов Беларуси это лишняя возможность привлечь внимание к силовому экстриму, спровоцировать желание у подростков если не стать такими же богатырями, то хотя бы заняться собой.

После акций им пришлось отвечать на уйму звонков. Всех интересовало, что надо делать, чтобы стать сильными, и главное, где и как. Спортсмены гордятся, что смогли стать для кого-то положительным примером. Но не меньше этого они гордятся тем, что им вообще удалось показать, какие богатыри живут в Беларуси. Ведь никого эти акции не интересовали. А непробиваемое чиновничье равнодушие вообще грозило неприятными последствиями: заработанным «геморроем» и финансовыми убытками.

К.Ш.: – На подобных акциях можно заработать авторитет, уважение, но не деньги. Наоборот, за то, что мы подрывали свое здоровье ради такого уникального зрелища, мы же и должны были платить.

– За что?
– Когда собирались установить рекорд Беларуси по динамической тяге пассажирского подвижного состава, нам сказали: нет проблем. Но заплатите, пожалуйста, за аренду всех 5 вагонов. То есть мы делаем рекламу нашей железной дороге, можно сказать, всей стране, и за это еще должны платить. На этой же акции хотели устроить небольшое шоу: обозначить момент сдвига поезда небольшим фейерверком. Никто не был против. Но от нас потребовали заключить договор с МЧС. И добавили, что данная услуга обойдется нам в полмиллиона в час. За то, чтобы автомобиль МЧС просто присутствовал на мероприятии.

– С чиновниками о проведении акции быстро договорились?
– Куда там. Уйму времени потратили на простаивание у кабинетов и выслушивание: «А зачем вам это надо?». Помню, один милиционер вообще сказал: «Ехал бы ты лучше в деревню плуг таскать». Зато когда прошла одна акция, вторая, все говорили: «О, круто, молодцы».

– Деньги все-таки нашлись?
– Акцию с подвижным составом полностью проводить за свои деньги не хотелось. Сумма вырисовывалась около 2 млн рублей. Чтобы как-то решить финансовый вопрос, попытались договориться с телеканалами об эксклюзивных правах на съемку. Но нам ответили, что никто ничего платить не собирается. После этого мы даже хотели обратиться к российским каналам, например, НТВ, о продаже прав на съемку. Что такое для НТВ 1000 долларов? А теперь представьте. Впервые в Беларуси проводится уникальная акция с участием белорусских спортсменов, устанавливается рекорд по силовому экстриму, но съемки ведутся только российским телеканалом. Белорусских нет. Их не пускают… Мы ведь не поехали бесплатно на поезде кататься. И не заработать на этом стремились. Хотя гонорары в таких мероприятиях – нормальное явление. Когда россиянин Алексей Серебряков протащил пассажирский самолет (весом наполовину меньше, чем Ил-76), ему подарили новенький «Форд».

– С самолетом тоже не все гладко выходило?
– Здесь все было проще. Гендиректор «Трансавиаэкспорт», спасибо ему огромное, бескорыстно предоставил самолет. Смогли тренироваться, хорошо подготовиться. П.С.: – Вот вроде бы и рекорды установили, показали, что и в нашей стране есть крепкие люди, но ведь мы даже за тренировки платим. Хотя бы в этом нам могли бы чем-то помочь.

– То есть хотите работать на имидж страны – платите…
К.Ш.: – Честно? Я уже не хочу работать на имидж страны. Зачем? За что платить? За то, что надрываешь свое здоровье, стремишься привлечь всех к спорту, к здоровому образу жизни? В других странах уже давно бы решили вопрос с бесплатными тренировками, питанием. А у нас, как это часто случается, все на энтузиазме. Да, я понимаю, в первую очередь – внимание олимпийским видам спорта. Туда идут основные финансовые ресурсы. Но возьмем, к примеру, биатлон. Я не хочу никого обидеть, но где наши спортсмены? Другой пример. Николай Морозов. Полностью отдался пауэрлифтингу. Постоянно попадает в тройку сильнейших людей планеты. Но об этом почти никто не знает. А ведь это престиж страны. Человек прославил Беларусь. Мы участвуем в престижнейших соревнованиях мирового уровня. Думаю, заслужили хотя бы какую-то стипендию. Но где, что?

– Может, стоит создать свою федерацию, и на этом уровне заниматься решением вопросов с развитием силового экстрима в стране?
– Это можно сделать. Но как всегда загвоздка в финансировании. Решение должно выноситься на уровне государства. Деньги, в принципе, небольшие. Зато я уверен, к этому виду спорта потянутся массы. Вот вам и здоровый образ жизни. Но сегодня дешевле выпивать, чем заниматься спортом. Хочешь в тренажерный зал – заплати 6-7 тысяч за одно посещение. Бассейн – еще тысяч 10. Так вот позанимался спортом раза 3 в неделю, и нет порядка 50 тысяч рублей. А теперь посчитайте, сколько на эти деньги можно купить водки или чернила. Проще и дешевле сесть, «вмазать» – и все великолепно. И напрягаться не надо. А нам тут рассказывают, Беларусь – спортивная… Помню, я был заместителем начальника республиканского штаба молодежных отрядов охраны правопорядка при БРСМ. Как-то выступал на аппаратном совещании с предложением о создании движения силачей. Рассказывал о том, что было бы здорово ездить по стране с показательными выступлениями. Это привлекло бы людей. Молодежь еще активнее потянулась бы к спорту. Но мне даже не дали договорить. Сказали, прекращай, занимайся своим делом. В общем, я оттуда ушел. Потом мы с Павлом провели одну акцию, вторую, выступили в программе «Контуры», где Павел грелку надул, сковородку скрутил, я одной рукой штангу поднял. Разорвали каталог в 1.300 страниц. Все ахнули: «Ой, здорово!». Мне потом звонили, спрашивали, а почему я не нацепил значок БРСМ. А зачем мне это надо? Я к вам обращался с предложением? Вы мне что ответили? Все, поезд ушел. Я с вами больше не хочу иметь никаких дел.

П.Ш:. – Бывает обидно, что тебя даже элементарно не уважают как спортсмена. Я учусь в БАТУ. Как-то пришел сдавать зачет. Преподаватель, женщина лет 60, мне прямо так и сказала: «Передо мной сидит полный ноль». Я спрашиваю: «В каком смысле?». Она мне начала говорить о моих слабых интеллектуальных способностях, о том, что я возомнил себя суперменом, хотя ничего в жизни не достиг. Дескать, весь поток об этом говорит. Я отвечаю: «Раз вы и весь поток такого обо мне мнения, значит, вы мне все просто завидуете. Я ведь не пришел с требованием поставить мне зачет, а пришел сдавать, как и все. Чего я достиг? А чего вы достигли? Вам 60 лет, вы работаете себе за 400 тысяч в месяц, и вас никто не знает».

Но есть и противоположные примеры. Во время сессии позвонил я одному преподавателю уточнить, когда состоится экзамен. Он назвал число. Я попросил сдать экзамен пораньше, а потом откровенно признался, что ни разу не был у него на занятиях. Он спросил мою фамилию, а когда услышал, сказал, что знает меня. Видел меня по телевизору во время выступления на международных соревнованиях, где я единственный из белорусов занял призовое (третье) место. В итоге, вопрос с экзаменом решился просто, хотя я ни о чем преподавателя не просил. Но все равно было приятно, что к тебе проявили такое уважение. Помню, хороший друг пригласил меня в Питер выступить с показательным номером на дне рождения российского депутата. Так вот, этот депутат в разговоре со мной абсолютно никак не демонстрировал разницу между нашим социальным статусом. Поздоровался, все показал. Уважительно отнесся. И это – в чужой стране.

Автор: Андрей КОЖЕМЯКИН, газета "Экспресс-новости"

Статья взята с сайта белорусского журнала "Бойцовский клуб" - www.fightclub.by