Автор Сообщение

<  Терроризм, вооруженные конфликты  ~  Теракт в минском метро

admin
Добавлено: Чт Апр 12, 2012 9:12 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Выживший в теракте: Это могло быть представлением

Свидетель теракта считает, что смертный приговор за него был вынесен соучастникам или подставным лицам.

Самвел Саакян - один из многих потерпевших в теракте в минском метро. И один из немногих, участвовавших в судебном процессе над обвиняемыми в теракте Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалевым. В годовщину теракта в минском метро корреспондент украинского портала Tochka.net пообщался с выжившим в катастрофе.

Дело в том, что Самвел - юрист. Он просил суд признать его гражданским истцом по этому делу. Самвел не раз говорил о множестве нестыковок на суде, но практически все его ходатайства были отклонены.

В интервью Самвел Саакян рассказал о суде, о шуме в ушах и поездках в метро. Только о политике попросил не говорить.

- Где именно вы находились в момент взрыва?

- В момент взрыва я находился в вагоне поезда, практически рядом с эпицентром. Как сейчас помню, собирался выходить в числе первых пассажиров, но на предыдущей станции входящие пассажиры затолкали меня дальше в вагон, тем самым фактически спасли меня от более тяжких ранений, возможно и от гибели.

В момент самого взрыва испытал на себе действие ударной волны от детонации взрывного устройства. И сейчас, просмотрев видеозаписи с камер наружного наблюдения, склоняюсь к тому, что взорвалась в данном случае не только сумка с самодельным взрывным устройством, но и нечто более серьезное.

- Сколько времени вы были в больнице? У вас были проблемы со слухом...

- В больнице пролежал около двух недель, потом три недели на реабилитации. Через месяц оперировали ухо. Сейчас чувствую себя стабильно, хотя шум в одном ухе донимает. Как сказали врачи, с этим придется уже прожить всю жизнь.

- Не каждому дано забыть такие ужасы. Не боитесь после пережитого ездить в метро?

- Знаете, я не из робкого десятка... Уже через несколько дней в палате старались шутить. Конечно, много говорили на тему взрыва, анализировали, поддерживали друг друга. Дискомфорт определенный остался, но ведь жизнь продолжается.

Лично я не боюсь ездить на общественном транспорте, пользуюсь активно услугами минского метрополитена. Стал более внимательным, обращаю внимание на всякие подозрительные авоськи.

- Была ли вам выплачена какая-либо компенсация за травмы, и кому еще ее выплатили?

- Всем пострадавшим, в отношение которых была проведена судебно-медицинская экспертиза и установлена причинно-следственная связь между взрывом и полученными повреждениями, была выплачена материальная помощь со стороны государства и произведены выплаты с благотворительного счета.

Также выплаты произведены страховщиком в рамках обязательного страхования гражданской ответственности перевозчика перед пассажирами.

Была ли сумма маленькая или большая? Это смотря как посмотреть...

Все выплаты производились нам, потерпевшим, уже после объявленной девальвации национальной валюты. В условиях инфляции и девальвации, скачкообразного повышения цен, отсутствия валюты белорусские деньги очень быстро обесценивались. Поэтому в номинале, конечно, это были большие деньги.

- Как вы оцениваете приговор Коновалову и Ковалеву и столь быстрое его исполнение?

- Оцениваю неоднозначно. Ну, хотя бы по притянутым за уши доказательствам, их недостаточности. Я не склонен их оправдывать, но и сейчас убежден, что на скамье подсудимых мы увидели всего лишь мелких соучастников или, возможно, клоунов специально срежиссированного представления.

У меня на то есть веские основания. Первое, физика произошедшего взрыва в метро и направления ударной волны. Второе, поведение двух подозрительных лиц за 8 минут до взрыва. Я об этом говорил.

Если читатели тщательно изучат общедоступное десятиминутное видео с 47-ой по 50-ую минуту, то убедятся в том, что на станции присутствовали два лица, которые тщательно вели человека с сумкой, а потом уехали на приехавшем поезде в сторону площади Победы.

Третье. Неестественное поведение «террориста» Коновалова на станции, его позирование перед камерами в метро и гробовое молчание на суде.

Многочисленные грубые ошибки в ходе предварительного следствия, местами лживые показания свидетелей, например, директора агентства недвижимости «Армира» Валентины Держанович.

- После приговора не появилось чувство, что вы, как и многие белорусы, бессильны что-либо изменить?

- Давайте пока без политики.

- Знаю, что некоторые из очевидцев теракта уехали из Беларуси. Вы не думали о таком варианте для себя?

- Уехать хочется, конечно, но по другим причинам.

Как известно, 11 апреля 2011 года на станции метро "Октябрьская" в метро Минска произошел теракт - взорвалось самодельное устройство. В результате погибло 15 человек, 203 пострадали.

Несмотря на многочисленные нестыковки в деле обвиняемыми в теракте были признаны Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Оба приговорены к смертной казни.

http://www.charter97.org

_________________
Заработок в Интернет - это реально
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
admin
Добавлено: Чт Апр 12, 2012 9:13 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
За последствия теракта ответственность несут власти

Политологи и социологи обсуждают, как взрыв 11 апреля 2011 года в минском метро повлиял на ситуацию в Беларуси.

По мнению аналитиков, теракт выявил серьезные проблемы как в системе власти, так и в обществе, сообщает Deutsche Wellе.

Европейские и белорусские эксперты обсуждают, в какой степени отразился на внутриполитической ситуации в Беларуси взрыв в минском метро, в результате которого 11 апреля 2011 года погибли 15 и пострадали более 140 человек. По мнению аналитиков, расследование, суд и казнь двоих белорусов, обвиненных в теракте, оставили больше вопросов, чем ответов.

«Старший эксперт лондонского Института государственных идеологий Наташа Гранд отметила, что теракт в столичном метро разрушил созданный властями миф о Беларуси, как об «островке стабильности». «Белорусы вдруг почувствовали себя беззащитными, потому что такое явление как террористический акт стало реальностью», - говорит политолог.

С одной стороны, белорусские власти потеряли имидж заступника, подчеркивает эксперт, с другой - по обыкновению обратили в свою пользу даже это трагическое событие. «Теперь в Беларуси легче «закручивать гайки» под предлогом того, что нужно «быть бдительными», - констатирует Гранд.

По мнению аналитика, теракт показал, что белорусское общество - удобная почва для авторитарного режима. «Александр Лукашенко постоянно делит белорусов на «честных», которые его поддерживают, и «нечестных», - замечает лондонский эксперт. По ее словам, в сознание людей вбивается, что взрыв и другие проблемы в стране - дело рук «нечестных» белорусов. В соответствии с делением по таким критериям людьми легко манипулировать, делает вывод Наташа Гранд.

Заместитель директора варшавского Центра международных исследований Войцех Бородич-Смолинский также считает, что белорусским властям очень хотелось представить взрыв как результат работы неких сил извне. «Когда оказалось, что обвиненные - продукт самой системы власти, было сделано все, чтобы доказать правильность приговора», - отмечает эксперт по вопросам Беларуси.

«Несмотря на то, что были опубликованы многочасовые записи допросов и приглашены иностранные эксперты, даже после открытого суда в обществе не появилось уверенности, что смертный приговор был справедливым», - говорит Бородич-Смолинский. По его мнению, белорусское правосудие так и не дало ответа на главные вопросы - кто, и почему совершил этот теракт.

Белорусский аналитик Валерий Карбалевич утверждает, что взрыв в Минске выявил целый комплекс вызовов обществу. Эксперт считает, что власть нарушила социальный договор, по которому она гарантирует безопасность, а граждане в обмен на это не вмешиваются в политику. По мнению Карбалевича, серьезной проблемой стало также огромное количество несуразиц судебного расследования, которое высветил публичный процесс.

Ссылаясь на данные независимых опросов граждан, проводившихся социологами и журналистами в течение года, политолог подчеркнул, что именно после теракта число противников смертной в Беларуси впервые превысило число тех, кто за нее выступает. Таким образом, последствия взрыва в метро стали одним из факторов разочарования белорусов в созданной Лукашенко социальной модели, делает вывод Валерий Карбалевич.

Политолог Алесь Логвинец замечает, что в Беларуси ситуация была использована властями для разжигания подозрительности и страха и усиления роли силовых структур. По словам эксперта, прошедший год показал, что властные структуры не способны гарантировать всестороннее расследование такого рода дел и доказать обществу, что власть не была заинтересованной стороной в том, что произошло. Открытым вызовом всей Европе назвал политолог поспешную казнь обвиненных в теракте белорусов.

Анализируя данные ежеквартальных опросов Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), профессор социологии Олег Манаев отмечает тенденцию к снижению доверия белорусов к конкретным институтам власти - системе следственных, судебных и правоохранительных органов. Большая часть опрошенных не доверяют официальной версии о виновниках, которые были обнаружены в течение нескольких часов после взрыва. По словам Манаева, в соответствии с сентябрьским и декабрьским опросам НИСЭПИ, мнение белорусов не изменил также открытый суд.

Эксперт утверждает, что число обиженных на необоснованное насилие со стороны властей за последние 5 лет исследований возросло - с 25 до 30 процентов. При этом 35 процентов белорусов считают, что их права нарушают различные органы власти, 11 процентов назвали своими обидчиками правоохранительные органы, 30 процентов респондентов не обращаются за помощью к властям по причине недоверия, приводит профессор данные последнего мартовского исследования НИСЭПИ.

«Больше всего глубоко и болезненно ранят людей не экономические проблемы, а обиды на несправедливость власти», - говорит социолог. Рост такого недовольства - процесс скрытый, но он не исключает серьезных последствий и со временем может стать ахиллесовой пятой белорусского авторитаризма, резюмирует Олег Манаев.

http://www.charter97.org

_________________
Заработок в Интернет - это реально
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
admin
Добавлено: Пт Апр 13, 2012 7:47 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Унесенные смертью тайны террориста Коновалова

Государство нашло виновных в теракте 11 апреля 2011 года и покарало их смертью. Официально точку в этой страшной трагедии поставили две пули. Значит ли это, что нам теперь ничто не угрожает?


Люди в форме убедили людей в судейских мантиях в том, что в клетке находились именно преступники. Один из них — токарь Дмитрий Коновалов — самоучка-конструктор взрывных устройств и исполнитель, заучивший фразу, что он действовал «в целях устрашения населения для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь». Второй — электромонтер Владислав Ковалев, мечтавший стать долларовым миллионером, но признанный виновным в пособничестве террористу, «преступном бездействии» в виде недоносительства, которые совершил из чувства «ложного понимания товарищества».

Роль Ковалева в этой драме вполне понятна и объяснима. Он был нужен следствию и как ценный свидетель, которого легко припугнуть, и как дополнение к главному фигуранту дела. Нет сомнений в том, что он во многом был первоисточником информации, на которой строилась часть доказательной базы. Хотя на самом деле Ковалев — сам жертва как не зависящих от него обстоятельств, так и собственных глупостей. Парень реально мог избежать смертельного наказания, если бы в понедельник, 11 апреля, не сорвался с работы, чтобы водки с другом детства попить, да так, что и 12 апреля, во вторник, на работу не вышел. Загулял в съемной квартире на улице Короля, где его вместе с Коноваловым взяли бойцы милицейского спецназа.

Да, история не знает сослагательного наклонения, а потому все «если бы да кабы» по отношению к покойному Владу Ковалеву, которому отказали в помиловании, выглядят, наверное, неуместно. А уместны ли до сих пор витающие в интернете версии о том, что не Дмитрий Коновалов «кнопку нажимал» и метро взорвал? Ведь что особо примечательно: никто не ставил под сомнение причастность Коновалова к теракту. Да и сам он имел возможность высказаться.

Однако Коновалов, как известно, выбрал роль молчаливого наблюдателя за судебным процессом, хотя с предварительным следствием, что называется, сотрудничал. Единственные слова, которые он произнес в суде, касались признания вины в совершении терактов в Минске и согласия с материальными исками, заявленными потерпевшими. А его отказ от последнего слова мог означать только одно — «делайте со мной что хотите, мне все равно».

Даже после оглашения приговора у Коновалова было время и возможность ответить на крик молодой женщины. «Дима, мы не верим, что это ты! Почему ты молчишь? Скажи хоть слово…», — кричала она из зала в сторону сцены, откуда судья Александр Федорцов оглашал суровый вердикт. К тому времени конвоиры уже увели Владислава Ковалева. В клетке оставался лишь Коновалов, которого только что официально признали террористом и приговорили к расстрелу. У него была возможность крикнуть что-то в ответ, но он не проронил ни слова. И помилования не просил. Тем самым принял решение унести в могилу все свои тайны.

А были ли они у него?

Все тайны Коновалова — в его личности. Казалось бы, следствие разложило весь его жизненный путь чуть ли не с детского сада, вытащило всю «полезную» информацию из всех, кто его мало-мальски знал.

В течение нескольких недель Дмитрия изучали специалисты отдела стационарных судебно-психиатрических экспертиз лиц со строгим наблюдением Государственной службы медицинских судебных экспертиз. В уголовном деле хранится их психолого-психиатрическое заключение на испытуемого Коновалова.

Справка Naviny.by. Особенности психологического портрета Дмитрия Коновалова по заключениям медиков:

- трудности в распознавании эмоций других людей, в понимании чувств других людей, слабо развит механизм идентификации, неразвита способность к эмпатии, низкий уровень межличностной симпатии, как одобрительного эмоционального отношения к партнерам по взаимодействию;

- эмоциональная черствость, отсутствие стремления поддерживать эмоциональные контакты; завышенная самооценка, некритическое отношение к себе;

- имеет представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы строить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле;

- уверен в своей интересности для других.

В отчетах о судебном процессе Naviny.by уже отмечали, что «практически все поступки Дмитрия Коновалова, начиная с 9 апреля, когда, по версии следствия, у него взяли отпечатки пальцев, мягко говоря, противоречивы и могут быть понятны лишь опытному психиатру».

Но, похоже, следователям так и не удалось до конца «расколоть» Коновалова, а психиатры не смогли влезть в его душу. Да и свидетели ничего плохого о Дмитрии не сказали. К слову, никто из официальных лиц тоже не решился убедительно объяснить противоречивую логику действий террориста.

Как человек, находящийся на грани разоблачения, Коновалов мог сделать явку с повинной или попытаться скрыться, например, в России. Однако вопреки логике токарь с бомбой отправился в Минск, чтобы осуществить свой новый зловещий замысел. При этом как будто нарочно светился везде, где можно.

В столице квартиру можно снять и неофициально, тем более на короткое время. Коновалов же обратился в агентство, там остались его паспортные данные. Он, конечно же, должен был знать, что метро и весь центр города находятся в поле зрения камер видеонаблюдения. Будь белорусский токарь «смертником» — объяснений не потребовалось бы, почему именно подземку он выбрал местом для теракта. Однако на кнопку пульта он нажал практически в единственной точке станции «Октябрьская», где имеется возможность избежать осколочных ранений. То есть, террорист хотел еще пожить? Но опять же — момент инициирования заряда проходил буквально напротив камеры, расположенной у входа в тоннель…

Очевидно также, что Коновалов выбрал самый неудачный путь отхода. Вместо того чтобы передвигаться дворами, например, к вокзалу, и срочно покинуть Минск, он демонстративно шел под камерами видеонаблюдения в районе здания Администрации президента, на проспекте Независимости и площади Свободы.

Позже, на допросе, Дмитрий заявил, что 11апреля «четко знал, что в ближайшее время меня задержат», хотя и «не думал, что задержат так быстро».

Надо полагать, следствие пыталось найти объяснения алогичным поступкам Коновалова, да, видно, безуспешно. (Если и было желание «политизировать» Коновалова, так и тут промашка вышла: в партиях не состоял, в акциях оппозиции не участвовал.)

Как факт: Дмитрий брал на себя только самые резонансные эпизоды — взрывы в Минске в 2008 и 2011 годах, по ним он сотрудничал со следствием, отказываясь при этом от всякой мелочевки, как, например, от детских шалостей с самодельными взрывпакетами и экспериментов с растяжками. В суде же он отказался и от более громких эпизодов — взрывов в Витебске в сентябре 2005 года. Гособвинение предположило, что Коновалов якобы не хотел, чтобы жители Витебска плохо о нем думали. Суд же в приговоре изложил свою — также ничем не подкрепленную — версию отказа от витебских взрывов: мол, Коновалов так поступил в целях безопасности для своей семьи, чтобы она не стала объектом мести со стороны витебчан.

Одним эпизодом больше, одним меньше, — нет никакой разницы для человека, который признался в самом кровавом преступлении, понимая, чем для него это закончится. Но у Коновалова своя загадочная позиция. Что касается семьи, то, по словам экспертов, на эту тему Коновалов общался неохотно. Более того, психологи от него не услышали теплых слов ни о матери, ни о брате, вообще ни о ком. Почему? Это тоже осталось тайной, которая никогда не будет раскрыта.

…В неофициальной беседе с корреспондентом Naviny.by представитель правоохранительных структур, нисколько не сомневающийся в виновности Коновалова, выразил свое несогласие по поводу поспешной казни террориста. «Таких как он, — сказал полковник с 25-летним опытом оперативной работы, — нужно изучать. Не торопясь, досконально с ним должны были работать лучшие психиатры и криминалисты страны, в руки которых попал уникальный по своим характеристикам субъект: непредсказуемый как серийный маньяк-убийца, способный из удобрений на кухне сварить бомбу и хладнокровно ее взорвать».


Хроника трагедии и ее расследования

11 апреля, 17:55. Взрыв на станции «Октябрьская» Минского метрополитена. Погибли 11 человек, более 300 пострадало, из них свыше 150 госпитализированы.
11 апреля, около 21:00. По факту взрыва возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм».
Ночь на 12 апреля. В больнице скончался 12-й раненый во время взрыва.
Ночь с 12 на 13 апреля. Задержаны двое подозреваемых в совершении теракта.
13 апреля. В Минске — день траура по погибшим.
13 апреля. Александр Лукашенко заявил, что теракт в минском метро раскрыт.
13 апреля, 18:00. Восстановлена работа первой линии Минского метрополитена.
13-14 апреля. Похороны жертв теракта.
14 апреля. Открыта станция метро «Октябрьская».
15 апреля. В больнице скончалась 13-я жертва теракта.
17 апреля. КГБ заявило, что задержанным можно предъявлять обвинения.
25 апреля. В больнице скончался 14-й пострадавший от теракта.
29 апреля. Подозреваемым по делу о теракте в метро предъявлены обвинения.
25 мая. В больнице умер 15-й пострадавший во время взрыва в метро.
31 мая. Следствие заявило о причастности подозреваемых к 14 преступлениям.
10 июня. Следствие по делу о теракте в метро продлено.
29 июня. Следствие по делу о теракте в метро вновь продлено.
14 июля. Обвиняемые приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела.
20 июля. Генпрокурор обнародовал фамилии обвиняемых: Коновалов и Ковалев.
1 августа. Завершено предварительное расследование по делу о теракте в метро.
4 августа. Уголовное дело о теракте направлено в Верховный суд.

Суд

Судебный процесс длился с 15 сентября по 30 ноября 2011 года. Уголовное дело рассматривалось под председательством судьи Александра Федорцова, первого заместителя председателя Верховного суда, с участием двух заседателей.

Интересы Коновалова представлял адвокат Дмитрий Лепретор. Ковалева защищал адвокат Станислав Абразей.

Потерпевшими по уголовному делу признаны свыше 400 человек. Из них — 314 пострадали от взрыва: 32 человека получили тяжкие телесные повреждения, 72 — менее тяжкие телесные повреждения, 115 — легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Травмы остальных оценены как легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья, и причинение взрывом физической боли и страданий.

До начала судебного рассмотрения дела его материалы были собраны в более чем 550 томов.


Осуждены и казнены

Коновалов Дмитрий Геннадьевич. Родился 22 февраля 1986 года в г. Витебске. Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат. Образование — среднее специальное. Работал токарем РУП «Витебский завод запасных тракторных частей».

Обвинялся в совершении более 30 преступлений, предусмотренных частями 1, 2, 3 статьи 289 (терроризм), частями 2, 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 1 статьи 14 (покушение на преступление).

Ковалев Владислав Юрьевич. Родился 17 января 1986 года в г. Витебске. Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат. Образование — среднее. Работал электромонтером по ремонту и обслуживанию линий электропередач ОАО «Минские электросети».

Обвинялся в совершении более 15 преступлений, предусмотренных частью 6 статьи 16 (пособничество в преступлении) частью 3 статьи 289 (терроризм), частью 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 2 статьи 405 (укрывательство преступлений), частями 1, 2 статьи 406 (недонесение о преступлении).

Оба признаны представляющими исключительную опасность для общества и приговорены к смертной казни. Приговоры приведены в исполнение, предположительно, в период с 11 марта по 15 марта 2012 года.

Виктор ФЕДОРОВИЧ
http://naviny.by/

_________________
Заработок в Интернет - это реально
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
admin
Добавлено: Вт Апр 24, 2012 4:15 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
23 ляпа в блокбастере БТ «Метро»

Белорусское телевидение подловили на очередной лжи.

На этот раз в фильме о расстрелянных за взрыв в метро Владиславе Ковалеве и Дмитрии Коновалове.

Материал подготовлен блогером tiapliap - http://tiapliap.livejournal.com/519.html.

1. Взрывное дело год за годом вытесняет из жизни Коновалова семью, друзей, человечность. Много позже на следствии и во время суда станет ясно до каких чудовищных размеров вырастит презрение Коновалова к окружающим. Свою замкнутость и ожесточение начиная со школы Коновалов компенсирует алкоголем.

Ни один друг или знакомый Коновалова не охарактеризовал его в суде с отрицательной стороны.

Вот, например, как его описала одна подруга: «неконфликтный человек, душа компании, добрый, отзывчивый, дружелюбный».

2. На суде 10 свидетелей, в том числе родная мать, отец и брат подробно описывают 3 попытки суицида.

Родные Коновалова в суде отказались от дачи показаний.

О попытках суицида рассказал знакомый Коновалова. Сначала тот попросился у него переночевать, объяснив, что «пустил газ» дома. На вопрос: «и что?», Коновалов засмеялся и ответил: «форточку забыл закрыть». Рассказал, что «родители вызывали врачей и он сбежал».

Также свидетель рассказал, что знает о попытке Коновалова резать вены, а у него дома того однажды даже вырвало таблетками: «Я разозлился, что это он у меня дома хотел травиться. В шутку сказал, что надо было растолочь и в воде размешать - эффективнее бы было».

«Он не собирался кончать с собой, хотел привлечь внимание. Зачем резать вены и сразу звать перебинтовать руки? Зачем, когда родители дома, газ включать?», - подытожил приятель Коновалова.

3. Мысли о суициде посещают и самого Владислава Ковалёва.

Данная информация в ходе судебного следствия не озвучивалась.

4. Собрав мозаику фактов из биографии и опроса террориста, эксперты-психологи сделают однозначный вывод: он не врёт, когда называет себя «страшным человеком».

Из фильма выходит, что речь идёт о Ковалёве. На самом деле «я страшный человек» – это пересказанная свидетельницей фраза Коновалова, которую он обронил, будучи «крепко выпившим».

5. Часовщик и его старший сын не причастны. Никто не подозревает младшего Коновалова. А в подвал дома следователи не спускаются.

Так почему всё-таки «никто не подозревает младшего Коновалова», который всего на 3.5 года младше брата?

Почему следователи не спускаются в подвал после витебских взрывов, но спускаются туда 13 апреля 2011 года, хотя подвал формально принадлежит не Коноваловым, а их соседям, и ни Коновалов, ни Ковалёв на первых допросах о его существовании не говорят?

6. В ранах пострадавших - следы редкого припоя. Его же находят в несработавшей бомбе у стеллы. И, наконец, тот же припой изымают с подвала Коновалова в 2011 году.



В тексте приговора упоминается идентичность припоя из подвала Коновалова только с припоем, обнаруженном в ранах пострадавших от взрыва 22 сентября 2005 года в Витебске. Припой - оловянно-свинцовый, такой же припой ПОС 61 Ø 1.5мм показывают в кадре. Но это не редкий припой, а самый обычный.

7. Происхождение тротила - ещё одно преступление, раскрытое следствием после ареста террористов.

«Обвиняемый Коновалов Д.Г. в период с начала июня 2005 года по 14 сентября 2005 года у неустановленных лиц в г. Витебске незаконно приобрёл тротилсодержащее взрывчатое вещество, которое в названный период времени незаконно перенёс и хранил в подвальном помещении до использования в самодельных взрывных устройствах.

Он же повторно, в период с 22 сентября 2005 года по 3 июля 2008 года у неустановленных лиц в г. Витебске незаконно приобрёл взрывчатое вещество – тротил, которое в названный период времени незаконно перенёс и хранил в своём подвальном помещении».

8. Атаки становятся всё более дерзкими и циничными. Летом 2002-го Коновалов и Ковалёв вместе взрывают окна детской библиотеки.

После взрыва самодельной петарды в одном витринном стекле образовались небольшое отверстие и трещина. По показаниям работников библиотеки это стекло простояло в раме ещё почти год.

9. Дважды вспыхивают киоски. Один догорает до тла.

Подожжен был только один киоск, и за это преступления уже были осуждены два человека.

10. Вот эти съёмки. На одной террорист позирует. Он входит в кадр, проверяя хорошо ли видно место взрыва. А вот и сам взрыв.



Представленное видео - смонтированное: кадры с силуэтом человека и кадры со взрывом представляют собой совершенно разные фрагменты.

11. Ковалёв экспериментирует с бутылками, которые расставляет рядом с эпицентром взрыва.

В ходе предварительного следствия Ковалёв дал показания о том, что никогда не принимал участия в изготовлении взрывных устройств и их экспериментальных подрывах, а знал обо всём только со слов Коновалова.

12. Благодаря осечки, в руках следователей важнейшая из улик – неразорвавшееся бомба. Первое, что устанавливает экспертиза, - она полностью идентична той, что покалечила 59 человек у стеллы.

Эксперт ГЭКЦ МВД Степан Климович в суде заявил: «я придерживаюсь мнения, что взрывное устройство, которое было обезврежено, и то, которое взорвалось, предположительно изготавливались разными людьми».

Поясняя свои выводы, Климович отметил, что неразорвавшееся устройство «было очень тщательно изготовлено, человек никуда не торопился, он обладал навыками». «Упаковки для поражающих элементов сделаны очень аккуратно, гайки очень аккуратно сложены, коробочки сделаны из хорошей бумаги, вся поверхность закрыта скотчем. А в устройстве, которое взорвалось, в качестве упаковки поражающих элементов использован стандартный лист бумаги А4. Линии складывания были не совсем параллельны. Не вся поверхность покрыта скотчем. Во всем есть некоторая некрасивость».

Не взорвавшееся устройство эксперт сравнил с «дипломным проектом выпускника специального учреждения», «взорвавшееся будто делалось первый раз или второпях».

Отличия эксперт обнаружил и в элементах пайки и скрутки из обоих СВУ. «Пайка отличается. В не взорвавшемся устройстве человек паял холодным паяльником, так я паял в детстве - припой намазывал. На втором, взорвавшемся - аккуратно», уточнил он.

Скрутка проводов на найденном взрывном устройстве менее плотная, а на взорвавшемся - «как у человека, который часто мотает». Климович заметил, что скрутка, почти как почерк, у каждого специалиста своя.



Эксперт сравнил оба СВУ как устройства, изготовленные «учителем с учеником». «Все лежит, один показывает, второй повторяет».

13. «Он хотел быть террористом №1».

На допросах Коновалов пояснял, что совершал взрывы с целью «дестабилизации обстановки в Республике Беларусь», для того, чтобы «посеять панику, страх», для «смены власти».

В его показаниях не встречались слова, однокоренные с «террором».

14. 10 апреля камеры фиксируют Коновалова на ст. Октябрьская. Это окончательный выбор цели и места.



В фильме показывают человека, идущего в тоннеле, - в чёрных ботинках, а затем на лестнице - уже в белых кроссовках.

15. «Так Ковалёв оказывает Коновалову практическое содействие в приведении данного взрывного устройства в боевую готовность. Не следует забывать, что Ковалёв – электрик, он специалист в этом. Необходимо было эту систему подключить».

«За занавеской в комнате Дмитрий стал подключать взрывное устройство и одновременно демонстрировал ему [Ковалёву] составляющие части устройства, скручивал провода, изолировал их изолентой. Дал ему в руки пульт, объясняя, что это дистанционный пульт от взрывного устройства. Он несколько раз нажал кнопку пульта. В это время зашла Почицкая. Они её выпроводили, а он – Ковалёв – остался в проходе за эту ширму, чтобы Яна их не увидела. После этого Дмитрий собрался и ушёл».

16. «И вы понимаете, когда Ковалёв, давая показания, он рассказывал настолько точно, выдавая такие тонкости этой системы электрической цепи – это не мог сказать человек, который просто наблюдал со стороны».

Ковалёв на допросе заявил: «я не знаю, как точно цепь соединяется». Перечислил составные части: «мыльница с кнопкой, лампочка, чёрный будильник».

Он не смог пояснить, что «мыльница» – это приёмник радиозвонка: «обычная мыльница, в которую была встроена кнопка, я не знаю, что было внутри».

И упоминул «чёрный электронный будильник», который не входил в состав взрывного устройства, и наличие которого при дистанционном взрыве вообще не имеет смысла.

17. К вечеру спиртное заканчивается, и Коновалов впервые после теракта покидает квартиру – он идём в магазин. Именно в этот момент террориста засекают, наружное наблюдение ведёт его до квартиры.

Почицкая в суде дала показания о том, что 12 апреля из квартиры никто не выходил.

Если Коновалов зашёл в магазин, почему не демонстрируют этот магазин и того человека, который опознал Коновалова?

18. Через несколько минут выходит на станции Купаловская. Мгновение спустя – Коновалов у цели.



В ходе проверки показаний на месте Коновалов продемонстрировал, что, выйдя из тоннеля, направился сразу к скамейке. Однако на видео с камер наблюдения подозреваемый идёт по перрону до 1-й колонны, останавливается у неё на некоторое время и только потом направляется в сторону скамейки.

19. У самого входа террорист останавливается: это не случайность, а вопрос безопасности.



В какой безопасности находился человек, ещё не оказавшийся в тоннеле?

В какой безопасности находились перечисленные в тексте приговора 6 человек, которые получили травмы непосредственно в самом тоннеле?

20. Дальше молниеносно, жёстко и чётко действует «Алмаз».

Показания Почицкой в суде:

«Раздался звонок в дверь, сначала спокойно, потом настойчиво. Я еще спросила: «Может, откроем?» Коновалов посмотрел в глазок, я спросила у него, кто там. Дима не ответил. Он был озадачен, носился по квартире. Я подумала, может, хозяйка приехала, а у нас грязно. Сотрудники милиции выбили дверь, было много дыма, автоматы. Были крики «Всем лежать, руки за голову».

21. И ни разу ни один участник следствия, включая самих террористов, не заявит о насилии или давлении.

В ходе допроса 18 апреля Коновалов заявил, что после задержания двое милиционеров избивали его на первом и втором этажах здания, куда его привезли, били его ногами по ногам, сковывали руки за спиной и скрещивали ноги за наручниками, положив на живот. Один из милиционеров, по словам Коновалова, бил его кулаком по голове. По мнению Коновалова, такими действиями сотрудники милиции добивались от него признательных показаний по всем предъявленным ему обвинениям, в том числе и по взрывам в Витебске, которые он не совершал.

«Свои показания на предварительном следствии не подтверждаю, так как они были даны под давлением», - заявил Ковалев в зале суда.

«Всю ночь меня допрашивали оперативники ГУБОПиК», - сказал он, отметив, что речь шла о психологическом давлении, угрозе сурового наказания, угрозе обвинения в соучастии. «На вас кричали?», - спросил судья. «Там вообще цирк был, представление было», - ответил Ковалев. Также причиной признания вины за недонесение он назвал то, что из соседнего кабинета доносились крики Коновалова, и Ковалёв опасался, что следующим возьмутся за него. Он пояснил, что разговаривали «довольно жестко, зачитывали разные статьи, предлагали сравнить уголовные сроки». «Мне сказали, чем больше скажу, тем будет лучше для меня, а в то, что ничего не знал, все равно никто не поверит», - пояснил он. «Сказали, что отсидишь за недонесение два года, терроризм к тебе никто не будет применять. Я давал показания, потому что был напуган».

22. Пока идут экспертизы, Коновалов рассказывает и показывает следствию, как он готовился к терактам.

Работая с макетом неразорвавшегося в 2008 году взрывного устройства, Коновалов не смог собрать соотствующую ему электрическую цепь. Он указал иную форму заряда, иное количество батареек и другой размер гаек. Он так и не попытался поместить «заряд» вместе с электрической цепью и поражающими элементами в пакет из-под сока.

23. «Эксперимент, который проводили, по-моему, израильские эксперты, когда Коновалов с закрытыми глазами собирал бомбу, которую взрывал в метро».

Выводы экспертизы ФСБ:

«Созданный во время следственного эксперимента Д. Коноваловым макет взрывного устройства не соответствует выводам экспертов по устройству, приведенному в действие на станции «Октябрьская», в части состава заряда взрывного устройства и номенклатуре поражающих элементов».

Из интервью с украинским независимым экспертом по взрывам и пожарам Владимиром Захматовым:

«Практически полностью я исключаю вероятность, что при такой сборке произошёл такой мощный взрыв, который был в минском метро... Не похож он на того, кто это всё делал сам, то, что он рассказывает. Он похож на школьника-троечника, который еле-еле учителю отвечает плохо выученный урок»

http://www.charter97.org

_________________
Заработок в Интернет - это реально
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Показать сообщения:  

Часовой пояс: GMT + 2
Страница 26 из 26
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 24, 25, 26
Начать новую тему

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
 

Rating All.BY

Бойцовский клуб - связаться с нами