Автор Сообщение

<  История Беларуси  ~  Александр Татаренко: Для расправы над белорусами-"западниками" НКВД использовало немецкие концлагеря

admin
Добавлено: Вт Июл 28, 2009 1:34 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
65 лет назад, 28 июля 1944 года, войска 1-го Белорусского фронта освободили от нацистов последний областной центр Беларуси - Брест. После распада "великого и могучего" появилось огромное количество публикаций, почти кардинально перевернувших наше представление о Великой Отечественной войне. Извлеченные из засекреченных советских архивов документы засвидетельствовали неоднозначность ситуации, сложившейся на оккупированных территориях СССР. Ситуации, которая, по сути, являла собой гражданскую войну.

Два года назад в газете "Труд-7" вышло мое интервью с автором сенсационной книги "Недозволенная память: Западная Беларусь в документах и фактах, 1921-1954" подполковником запаса Александром ТАТАРЕНКО о кровавом воссоединении в 1939-м БССР и Западной Беларуси. Сегодня публикуем беседу с исследователем, посвященную периоду нацистской оккупации Беларуси, проливающую свет на новые, во многом спорные, но шокирующие факты об этом трагичном времени.

Уходя - расстреляй

- С немецким наступлением в июне 1941-го связан трагический и малоисследованный эпизод в белорусской истории: массовое уничтожение заключенных 32 внутренних тюрем НКВД БССР. В основном, это были военнопленные Войска Польского, находившиеся в заточении с осени 1939 года, и политзаключенные. Не успевая вывезти узников, Бюро ЦК КП(б)Б принимает постановление всех уничтожить.

Только в двух барановичских тюрьмах - "Американке" и "Крывое кола" к исходу 22 июня "умерли" более 5 тыс. человек. И все же наибольшего размаха расстрелы достигли на востоке. Неподалеку от Глубокого, в Березвецком монастыре, превращенном в тюрьму НКВД, в два этапа умертвили 3800 человек. Минские чекисты 26-27 июня в урочище Цагельня (район Червеня) расстреляли около 3 тыс. заключенных минских тюрем. Очевидец вспоминал: "Конвой, узнав, что путь перерезан немецким десантом, уложил невольников на дорогу и методично, как учили, выстрелом в затылок из пистолетов ТТ и наганов лишил жизни". Спустя полвека их родные получат реабилитационные документы: "… за отсутствием состава преступления".

Общее число погибших установить невозможно: архивы КГБ закрыты для исследователей. Известно только, что указом Президиума ВС СССР каратели получили высшие правительственные награды: "За образцовое выполнение боевого задания и проявленное при этом геройство".

20 тысяч палачей

- В книге вы акцентируете внимание на том, что "к стыду и сожалению, не только простые граждане, но и историки боятся признать: больше всего от немецкой оккупации пострадали евреи"…

- Как свидетельствуют архивные документы, во время оккупации немцы истребили 181 179 жителей Барановичской области, из них 173 581, т.е 95% (!) были евреи. Цифры эти хоть и открытые, но нигде не афишируются. Нет правды и в утверждении, будто помимо немцев в уничтожении 38 областных гетто участвовали исключительно польские, украинские и балтийские формирования. В Городище, как и в других населенных пунктах Барановичской области, в "окончательном решении еврейского вопроса" проявили рвение и белорусские полицейские. Местные жители все еще вспоминают самых активных: Моцкало, Кулаковского и Кудлача. Последнего за "особые заслуги" немцы вообще назначили замначальника несвижской тюрьмы. Всего же уничтожением еврейского населения в Беларуси занималось 20 тыс. человек.

Партизанский миф

- Кто первым из местного населения встал на тропу войны с оккупантами?

- Искры народного сопротивления вспыхнули не в лесах, а за колючей проволокой гетто. В 12 гетто на территории Барановичской области действовали подпольные организации, занимавшиеся сбором оружия и подготовкой массовых побегов в лес. На территории одного Барановичского гетто размещалось 17 складов оружия. Восстания готовились в Барановичском, Мирском, Клецком и Слонимском гетто. В 5-тысячном Несвижском гетто в тяжелом бою повстанцы перебили около 40 немцев и полицаев. Сбежать в лес удалось лишь 25 узникам. Всего же в партизанских отрядах на территории Беларуси находилось 15 тыс. евреев.

- А как же партизанское движение?

- Созданный советской историографией миф, будто с первых дней оккупации в лесах зародилось народное сопротивление, живет до сих пор. На деле же советское партизанское движение заявило о себе, организационно оформившись, только в апреле 1943 года с началом работы подпольного обкома партии. Костяк партизанки составили кадровые офицеры КА, НКВД и НКГБ, партийный и комсомольские работники, прибывшие в область 35 организаторских и диверсионных групп.

А первым партизанским отрядом на территории Беларуси, созданным по народной инициативе и из местного населения, стал еврейский отряд Тувия Бельского, насчитывавший более 1000 бойцов и семейный лагерь. Но в официальной хронике белорусской "партизанки" о нем нет ни слова.

Бельский - один из немногих партизанских командиров, действовавший, не дожидаясь директив из Москвы. Идя наперекор сталинской антисемитской политике, он спасал обреченных на смерть евреев из гетто. Свой отряд - 1230 человек - Бельский вывел из лесу на второй день после освобождения Новогрудка. Добившись для бойцов удостоверения партизан, он распустил отряд на все четыре стороны, и тем самым спас их от убийственной мобилизации. Думаю, этот мужественный человек, спасший тысячи жизней, заслужил звание Героя Беларуси. Хотя бы посмертно, ведь Бельский скончался в 1987 году в Нью-Йорке.

"Это гражданская война"

- У наших южных соседей известна Украинская повстанческая армия, сражавшаяся одновременно против немцев и советов. Можно ли говорить о подобном явлении в Беларуси?

- После роспуска немцами весной 1943 года Белорусской самообороны (военизированное формирование, созданное для помощи немцам "в борьбе с большевиками и саботажниками" - TUT.BY) некоторые белорусские офицеры открыто выступили против политики нацистов. Так, командир взвода на станции Выгода между Барановичами и Минском лейтенант Слонимский обезоружил крупное подразделение немецкой железнодорожной полиции, создав в лесу антипартизанский отряд им. Калиновского…

После требования создать белорусское национальное правительство во главе с президентом на высылку в Прагу отправляют руководителя Белорусской народной самопомощи (национальная организация, санкционированная нацистами во время окупации - TUT.BY), доктора Ивана Ермаченко. Спустя несколько месяцев из страны вышлют литератора и журналиста Антона Адамовича. Члены централи БНС Юрий Сакович и Леонид Моряков погибнут от пули наемного убийцы. В декабре 1943 застрелят бургомистра Минска Вацлава Ивановского. Еще на исходе 42-го в Тростенце казнят одного из лидеров национального подполья ксендза Винцента Гадлевского. 1 апреля 1943 года в стенах берлинской тюрьмы уничтожат экзарха униатской церкви Антона Неманцевича…

Все эти люди были связаны с деятельностью подпольной антинемецкой Белорусской независимой партии, постановившей: "Камуністычная Масква ёсьць вораг № 1 беларускага народу, фашысцкая Нямеччына - вораг № 2", и стремившейся создать тайное правительство Белорусской Народной Республики.

- Александр, временами создается впечатление, что вы немного идеализируете деятельность коллаборационистов…

- Нужно понимать: национальные силы надеялись, что противостояние СССР и Германии даст возможность добиться реальной независимости для Беларуси. Надежду вселяло и заигрывание немцев, которые отдали на откуп белорусам культурную жизнь во время оккупации. Однако коллаборационизм был разный и его идеализации с моей стороны нет.

В книге приведено немало примеров преступлений полицаев. Например, охрану Колдычевского концлагеря осуществляла рота белорусских и польских полицейских. Однажды из лагеря бежало 50 человек, но 17 девушек попали в руки полицаев во главе с Кухто. Им отрезали груди и пригвоздили кольями к земле. Беременную учительницу из Слонима Ядвигу Санчик полицаи сначала изнасиловали, потом переломали пальцы и распороли штыком живот. Преступления чудовищные, но подобная жестокость чаще всего была реакцией на польский и советский террор.

Тот же Колдычевский лагерь был создан по инициативе белорусов для поляков, которые в начале оккупации заняли большинство мест в немецких администрациях и стали массово писать доносы на белорусских деятелей и интеллигенцию. Согласно директиве польской Армии Крайовой, воевавшей против немцев и партизан, "каждый поляк должен помнить, что белорусы - враги польского народа". Так, в приходе Турейск Щучинского повета за белорусскую деятельность зверски замучили священника Алехновича с матушкой. Иеромонаха Лукаша живьем спалили в его приходе около Новогрудка. За отказ предоставлять продукты аковцы сожгли с местным населением более 30 хуторов на Лидчине…

- Очевидно, труднее всех было местным жителям, оказавшимся не просто между Сциллой и Харибдой: с одной стороны - немцы и полицаи, с другой - партизаны разных мастей, с третьей - аковцы…

- Но наибольшей бедой для селян были именно партизаны. Долгие десятилетия восхвалялся исключительно "героический подвиг белорусских партизан". И никаких нюансов.

Главный удар партизан был направлен не против немцев, а против белорусских политиков и администраторов. От рук партизан погибло 500 бургомистров с семьями. Но гибли не только коллаборационисты. К примеру, в Слонимском округе с апреля по ноябрь 1942 года от рук партизан погибло 1024 человека, 80% из них - безоружное гражданское население. На конец ноября 1942 года в Барановичской округе убит 31 староста, большая часть сельских волостных управ разграблены. Подпольный обком КП(б)Б поощрял жесткое уничтожение "предателей и их семей" с целью запугать местное население. Так, жену кладовщика немецкой комендатуры под Дятлово, который отказался сотрудничать с партизанами, прибили накрест гвоздями к стене. Партизаны Дмитрия Денисенко (командир 1-го партизанского казачьего отряда - TUT.BY) расстреляли Екатерину Семашко с маленьким ребенком на руках. Новогрудскую крестьянку, мать учителя истории Владимира Нагулевича, народные мстители жестоко пытали. В присутствии сына ей выкололи глаза и отрезали грудь.

Поскольку местное население с большим желанием шло на сотрудничество с немцами, которые хоть иногда соблюдали их интересы, партизаны и подпольщики использовали тактику терактов и провокаций против немцев. Ответная реакция - поголовное уничтожение местного населения и, как следствие, уход людей в лес. Воспитанник школы НКВД Романов вспоминал: "Нас обучали провоцировать немцев, чтобы они совершали большие преступления и таким образом увеличивали количество партизан".

Первый такой случай произошел в 1943-м, когда после обстрела партизанами шоссе Барановичи-Новогрудок немцы сожгли деревни Каменный Брод, Бельчицы и Ятвезь на Новогрудчине. Часть населения расстреляли на месте. Остальных - после пыток в Барановичах. За весь период оккупации немцы провели более 60 карательных экспедиций, уничтожив вместе с жителями 692 деревни.

В тех же районах, где основная часть населения ладила с немцами, партизаны практиковали массовые уничтожения мирных жителей. Так, в 1943-м за отказ идти в лес партизаны расстреляли полдеревни Якимовичи на Слонимщине. Как рассказал мне старожил деревни Партизановка (также в Слонимском районе), на хуторе рядом с деревней за отказ отдать продукты партизаны изрубили тесаками и бросили в колодец большую белорусскую семью. С весны 1943 по июль 1944 года "лесные братья" казнили более 500 жителей Барановичской области за сотрудничество с Армией Крайовой. За сопротивление реквизициям и отказ от вступления в партотряды "народные мстители" казнили более 7 тыс. белорусов.

- В книге вы приводите факты, что советские партизаны распиливали людей пополам, еврейские - отрезали в деревнях головы, энкавэдисты вырезали звезды, солдаты "Беларускай краёвай абароны" и аковцы сжигали живьем. Ад…

- Уже давно пора признать: на оккупированных территориях шла гражданская война. Брат шел на брата, а нацисты использовали эти распри в своих интересах, проливая кровь и одних, и других, и третьих.

Выжить, чтобы умереть

- Совсем немногим известно о чудовищных масштабах мобилизации и послевоенных зачисток.

- Мобилизация 1944-1945 гг. была бессмысленной и безумной, ведь к тому времени Сталин уже располагал самой мощной армией в мире. Потому склоняюсь к мысли: мобилизация была скрытой формой репрессий, направленной против мужской части населения. Только в Барановичской области более 20 тыс. насильно мобилизованных в Красную армию погибли на фронтах. В то же время от мобилизации уклонилось почти 100% командного состава Барановичского соединения партизанских отрядов - более 1000 человек. Лишь в 1990-е гг. стало известно, что более 20 тыс. жителей области с 1944 по 1949 гг. пополнили советские концлагеря. Доподлинно известно, что еще 34 тыс. жителей западных областей войска НКВД отправили на высылку. До 1947 года из советского "рая" в Польшу бежали 274 163 человека. Потому неудивительно, что после войны и зачисток в западных областях почти все руководящие должности были заняты не местными кадрами. Из 1408 работников областных исполнительных комитетов только четвертая часть является местными белорусами. В аппаратах Барановичского областного и городского комитетов партии не было ни одного работника из местного населения.

- Возможно, самый шокирующий раздел книги - посвященный Новогрудскому концлагерю НКВД. Как вам удалось выйти на столь ужасное открытие?

- В ходе работы над материалом я приехал в Новогрудок. Местные указали мне на памятник с надписью: "В годы ВОВ тут погибло 80 тыс. человек". Когда поставили - никто не помнит. Откуда взяли такую цифру? Говорят, был концлагерь. Я вышел на отечественных и немецких исследователей, убедившись, что нацистского концлагеря для советских военнопленных там не было. Начинаю отрабатывать версию дальше и нахожу свидетеля, семья которого перебралась в Новогрудок в августе 44-го. Месяца три его от нас прятали, но в итоге удалось побеседовать с этим человеком и записать его рассказ на диктофон. О лагере НКВД, который с июля 1944 по 1947 гг. базировался на месте нынешнего здания новогрудского ГРОВД, он знает из рассказов отца. По словам собеседника, по самым скромным подсчетам в его ворота загнали более 35 тыс. человек - учителей, врачей, журналистов, солдат и офицеров БКО, да и просто рабочих, трудившихся при немцах. Каждую ночь из-за высоких стен с колючей проволокой доносились истошные крики истязуемых: "Спасите!", "За что бьете!", "Умираю!". Известны случаи, когда в Новогрудок пригоняли евреев, которым удалось сбежать из Минского гетто… Старожил назвал и три места массовых расстрелов заключенных войсками НКВД.

Есть сведения о существовании подобных Новогрудскому лагерей на базе нацистских - в Калдычево, Лесной и Волковыске…

- В книге вы называете советские репрессивные органы "красными нацистами". Не слишком ли жестко?

- В конце 1940 года на территории Ляховичского района проживало 49 589 человек, а в 1944-м после возвращения власти советов - 27 537. То есть в 2 раза меньше! Согласно архивным данным, за годы нацистской оккупации (1941-1944) в районе расстреляно и замучено фашистами 1389 жителей, на фронте (в составе РККА) и в партотрядах погибло 1323 человека. Эвакуации и мобилизации населения по официальным данным не проводилось. Куда же делись остальные люди?

Чтобы донести эти страшные факты до людей, я и взялся за книгу. Коммунисты забрали у нас историю, культуру, язык, уничтожили память, оставив, по сути, аборигенную цивилизацию. Мы и теперь, после без малого двух десятилетий независимости, ощущаем на себе тень советской оккупации, оставаясь заложниками чужих игр. Пока "книги недозволенной памяти" не появятся в каждой области и районе, пока в наших городах стоят памятники убийцам, а имена настоящих героев вычеркнуты из истории, мы не застрахованы и от нового 37-го, и от гражданской войны.

Личное дело

Александр Татаренко родился 4 февраля 1963 г. в Лиде. Воспитанник детдомов Лиды, Новогрудка, Дятловщины, Варнян, Сморгони, Минска. В 1984 году окончил Ленинградское высшее военное училище им. Андропова. До 1992 года служил в ВС (капитан). До 2000 года работал старшим оперуполномоченным по важнейшим делам Комитета по организованной преступности и коррупции при МВД РБ.

Подполковник запаса. Женат, имеет дочь и внука. С 2001 - автор десятков публикаций в отечественной и зарубежной печати, посвященных оккупационным режимам на территории Беларуси.

Над книгой "Недозволенная память: Западная Беларусь в документах и фактах, 1921-1954" (Санкт-Петербург, 2006) экс-сотрудник спецорганов работал пять лет. Объездил 14 районов Беларуси, встречался с руководителями партизанских отрядов, командирами подразделений Армии Крайовой, участниками антисоветского подполья, местными жителями. Работал в архивах, посредством старых связей доставал уникальные документы, по всему миру собирал необходимую литературу. Итог - 800-страничный том, в котором представлены десятки уникальных фото, более 80 редких документов, 120 сравнительных таблиц, 1500 ссылок на советские, белорусские, российские, польские и западные исследования.
областной центр Беларуси - Брест. После распада "великого и могучего" появилось огромное количество публикаций, почти кардинально перевернувших наше представление о Великой Отечественной войне. Извлеченные из засекреченных советских архивов документы засвидетельствовали неоднозначность ситуации, сложившейся на оккупированных территориях СССР. Ситуации, которая, по сути, являла собой гражданскую войну.

Кастусь ЛАШКЕВИЧ, TUT.BY
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
admin
Добавлено: Ср Ноя 11, 2009 9:13 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Как большевики национализировали Западную Беларусь

70 лет назад, 14 ноября 1939 года, 3-я внеочередная сессия Верховного Совета БССР приняла закон "О включении Западной Беларуси в состав БССР", завершив процесс воссоединения края. Историческая справедливость этого события сегодня представляется бесспорной. Однако чем далее, тем яснее становится, какую чудовищную цену заплатили за это ни в чем не повинные люди - жители "кресов всходних".

По некоторым подсчетам, в результате воссоединения в молох репрессий попало более 130 тысяч жителей Западной Беларуси, из которых около 30 тысяч было расстреляно. Однако это лишь вершина айсберга.

Подполковник запаса Александр Татаренко из Барановичей пять лет по крупицам собирал материал для книги "Недозволенная память: Западная Беларусь в документах и фактах, 1921-1954" (2006), которая стала настоящей сенсацией, но до сих пор не вышла серьезным тиражом. Нынче историк, исследующий региональные архивы, в которых до него никто не был, работает над новой книгой. В центре его внимания - политика советской власти на территории бывших "кресов всходних" в межвоенный период.

Об одном из основных аспектов этой политики - национализации в былой Барановичской области - Александр Татаренко поведал корреспонденту TUT.BY.

Решение жилищного вопроса по-сталински

- Планируя войну в Европе, Сталин не думал возводить жилье функционерам партии и НКВД, массово наводнившими "освобожденные" территории. Разрешение жилищных задач в рамках плана виделось однозначно: забрать его у освобожденных от "польского ига", - рассказывает Александр Татаренко. - Органом, отвечающим за создание жилищного фонда, стал Барановичский облисполком и его структуры - финансовый отдел, жилищное управление, областное бюро инвентаризации. Начиная с декабря 1939-го исполком начал штамповать решения репрессивной направленности. Так, в 1940 году состоялось 46 заседаний, следствием которых стали 1187 решений, 409 из них - о принудительной национализации собственности. За первую половину 1941 года исполком собирался 22 раза, разобрав 839 вопросов, 184 из которых имели репрессивный оттенок.



Минск скрупулезно отслеживал процессы, происходящие в области. Понимая, что в местечках доминировало еврейское население (например, в Барановичах евреи составляли свыше 45 тысяч человек, что вдвое перекрывало другое население), новая власть во многом опиралась на еврейство - здешнее и "восточников", коих спешно сюда отрядили. Во-первых, евреев противопоставили другим национальным группам. Во-вторых, их руками разрешался квартирный вопрос и, как следствие, изводились сами евреи.

9 июня 1940 года из 17 отделов Барановичского облисполкома 11-ю руководили евреи. Некоторые отделы, например, образования, на 95% были укомплектованы ими. Главами большинства контролирующих, судебных, правоохранительных, финансовых и торговых организаций областного и районного звена также стали евреи. Причем подобная картина наблюдалась и в других западных областях.

Роковая регистрация

- К лету 1940 года формирование фонда жилья приобрело настолько широкий размах, что назрел вопрос централизации руководства этим процессом. В июле учреждается специальный орган - Комиссия облисполкома по проведению муниципализации и национализации. Под ее контролем национализация осуществлялась в самой брутальной форме. При этом широко применялись следующие технологии: взятие под охрану домов и квартир, учет, составление списков домов, подлежащих изъятию, обмер жилья, регистрация домовладельцев, предупреждение, уплотнение, выселение и конфискация.

Под присмотр большевиков попало примерно 10 тысяч домов, квартир и имений.

К весне 1940 года на исполкомовском учете числилось около трех тысяч домов и квартир. Основанием для этого стало решение облисполкома от 21 декабря 1939 г., требовавшее "до 25.10.1939 провести инвентаризацию и учет всего брошенного бесхозного имущества, инвентаря, товарно-материальных ценностей в брошенных домах, квартирах, складах, магазинах и имениях и зачислить в доход государства".

Обмером домов площадью выше 113 кв. м. занималась местная администрация. Всех жителей области власти обязали явиться с 25-го января по 1 февраля 1940 года в паспортные столы с национальными паспортами и документами на право проживания. В случае неявки предусматривались административные меры - штраф до 100 рублей. Регистрация была первым шагом к будущей трагедии.

"Уплотнение" и выселение

- Дабы обеспечить жильем чиновников среднего звена, повсеместно использовалось "уплотнение". По данному вопросу принято более 300 нормативных актов. Первый - постановление Президиума облисполкома от 20 декабря 1939 г., разрешавшее уездным исполкомам "производить уплотнение домовладельцев в домах, принадлежащих национализации и муниципализации, а также произвести уплотнение в домах врачей, занимающих лишнюю площадь".

Вот яркий пример того, как оформлялось "уплотнение". 24 января 1940 года облисполком принял постановление "уплотнить домовладельца Мирского Самуила Давыдовича, проживающего в гор. Барановичи по ул. Комсомольской № 5, каменный двухэтажный, размер (длина 15,8 на 11,9)", в котором Барановичскому горсовету предлагалось "произвести уплотнение Мирского Самуила Давыдовича, согласно положения о квадратуре на членов его семьи". "Наш дом обмеряли и, согласно требованиям муниципалитета, пришли к выводу, что он слишком большой и к нам можно подселить жильцов. Солдаты НКВД обыскали дом, разыскивая то, что мы могли спрятать", - вспоминали Мирские.

Факты свидетельствуют о том, что уплотнение применялось до 22 июня 1941 года.

Массово выселять стали с самого вступления Красной Армии на территорию Польши - 17 сентября 1939 г., на что указывает протокол облисполкома № 2 за 29 декабря 1939 г.

Согласно постановлению облисполкома, на освобождение жилья предоставлялось 10 дней. Однако так было только на бумаге. Среди архивных документов не обнаружено ни одного списка домовладельцев, получивших уведомление о выселении, так как нет и типовых бланков (извещений) о выселении.



"В глазах жильцов стояли слезы. Их взгляды бегали по холодным и самодовольным лицам грабителей, как бы ища возможность отодвинуть нагрянувшую беду. Но слова "пощада" и "человечность" в лексиконе советской власти не значились. Приказав собраться и зачитав вердикт о выселении, людей, не жалея ни 80-летних стариков, ни матерей с младенцами на руках, вышвыривали, как собак, на улицу", - вспоминал один из очевидцев эпохи.

Только в один день - 17 декабря 1940 года - армию бездомных пополнили барановичские 770 домовладельцев. К лету 1941-го областной фонд жилья (по сути, жилье для советской номенклатуры) насчитывал 2635 квартир и домов.

Замечу, что такие масштабные выселения людей по национальному и социальному признаку и из экономических соображений в сжатые сроки планово не осуществлялись ни в одной стране мира, кроме нацистской Германии. Менее чем через год союзники Сталина, нацисты, пойдут по апробированному пути, заселившись в дома и квартиры, национализированные большевиками в 1939-1941 годах.

Иезуитские методы

- Осталось немало документальных иллюстраций того, как, формируя жилищный фонд, советская власть не чуралась даже самых иезуитских методов.

Например, с 1940 года жителей Западной Беларуси привлекали для восстановления разрушенных дорог. Причем нередко помимо трудовой повинности люди оплачивали и сами ремонтные работы. Так, 13 августа 1940 года заведующий Щучинским райкомунхозом выписал "счета гр. Щучина Каплану Ицку 1263 руб. 52 коп., гр. Скубскому Янкелю - на сумму 343 руб. 44 коп. и др. гражданам на мощение улиц и укладку тротуара".

О массовом характере штрафных санкций свидетельствует постановление Барановичского облисполкома № 577 от 21 июня 1940 г. "О фактах нарушения революционной законности в отдельных районах области". Из него следует, что "ряд председателей РИК грубо нарушают рев. законность, в результате чего выносимые постановления РИК являются сугубо неправильными, как например: постановление Дятловского Райисполкома за № 16 по мотивам "За саботаж в торговле со стороны ряда торговцев" - оштрафовали Пушкина на 10 000 руб., Кагана на 5000 руб., Кобана на 5000 руб., Дворецкого на 4000 руб., Бутинского на 2000 руб., Герцовского на 3500 руб". В данном случае речь идет о Василишковском районе…

Уже 17 сентября 1939 года большевики стали захватывать дома и квартиры польских чиновников и состоятельных граждан, которые покинули их, опасаясь за жизнь. Когда лучшее жилье досталось "восточникам" первой волны, администраторы из местных выдвиженцев, стремясь заполучить желанные метры, не чурались замахнуться на школьные здания. Такие факты носили массовый характер. Всего лишь несколько примеров:

Деревня Углы, бывшая начальная школа (на 80 учеников) используется под квартиры чиновников. Решение вынес Крестьянский Комитет;
д. Петровичи, бывшая НШ (на 80 учеников) захвачена под квартиры самовольно;
Новогрудок, неполная СШ № 5 (60 учеников) также самовольно приспособлена под квартиры;
д. Малые Степановичи Мостовского района, НШ (30 учеников) местные чиновники самовольно приспособили под свои квартиры.



Одним из способов изымания собственности у "западников" была "добровольная" национализация, то есть отказ от собственного имущества. Так, например, постановление облисполкома № 1441 от 23 ноября 1940 г. сообщает: "Считать мыловаренный завод переданным добровольно и безвозмездно, согласно письменного заявления гр-на Шапиро от 28.9.-40. Райкомбинату".

Повсеместно практиковались подлоги. Администраторы умышленно относили приглянувшиеся дома - даже с хозяевами - к разряду бесхозяйственных построек. Изучение источников - списков о национализации, прокурорских протестов и других документов - дает такую картину: по спискам к пустующим домам отнесены более 135 домовладений, по жалобам - 457, во многих из которых жили люди.

После появления областной комиссии по национализации списки домовладельцев, поступающие для изъятия, правились лично зампредом облисполкома Рафаилом Сержантом. Суть правки сводилась к одному: ранее принятое решение о национализации заменялось формулировкой "муниципализировать". Ни одного позитивного решения о возврате жилья комиссия, работавшая до 22 июня 1941 года, не вынесла.

Грабь награбленное!

- При этом чиновники, красноармейцы, чекисты и местные жители выносили из "заможных" домов все, что только можно было унести. Деньги и семейные украшения нередко тут же, на месте, делили и распихивали по карманам. Не брезговали постельным и нижним бельем, посудой и продуктами питания… Остальное оседало на складах, которые находились в ведении председателей районных потребсоюзов. Что с ними было в реальности, видно из документов.

Дятлово и район - "мука, крупа, сахар, кондитерские изделия и др. доставлялись на дом работникам исполкомов";
Ляховичи и район - "председатель Горпо тов. Чушаков отпускал водку и др. продукты по запискам";
Желудокский район - "местное руководство имущество делило между собой";
Повсеместно - то, что осталось (не испортилось), "шло в розничную торговлю".
Известно, что учет движения продовольствия не велся. Большая часть припасов разворовывалась до поступления на склад.

На складах же хранились и ценности - золото, серебро, бриллианты, картины, книги… Документально подтверждается наличие двух специальных комиссий, которые производили их оценку, начиная с сентября 1939-го и марта 1941-го. Конфискованное богатство должны были отправить в Москву в распоряжение Управления драгметаллов НКФ СССР. Однако ценности, как и имущество, разбазаривались и похищались. До настоящего времени неизвестно сколько, когда и куда отправили ценностей с территории области в 1939-41 годов.

В поисках справедливости

- Жалобы властям и прокуратуру на хищение личных вещей, избиение и неправильную национализацию документально отслеживаются началом 1940 года. В большинстве своем заявители требовали отмены постановления о муниципализации и, конечно, возврата жилья. Так, из 156 жалоб, поступивших в начале 1940 года, 138 было индивидуальных, 18 - коллективных.

Кем были заявители? Владельцами гостиницы - 19, магазина - 12, хлебопекарни - 4, колбасной фабрики - 5, кустарной мастерской - 2, швейной мастерской - 1, кирпичного завода - 2 , складских помещений - 8, гаражей - 2, аптек со складскими помещениями - 5 , лечебного учреждения - 1, паровых мельниц - 3, электростанции - 2…

Национальный состав жалобщиков был следующим: поляки - 12, белорусы - 9, русские - 1, евреи - 281.



Как следует из документов, заявления и жалобы чиновниками не рассматривались. Семьи, выброшенные на улицу, положительных ответов на свои заявления не получали. Ответы "жалобщикам", как их называли в исполкомовских кабинетах, сводились, как правило, к одному: "Решение о национализации (муниципализации) вынесено правильно".

87% пострадавших - евреи

- Все, что удалось установить, дает основания утверждать: национализация являлась формой репрессий, направленных, во-первых, на обеспечение советских чиновников жильем, во-вторых, устранение наиболее состоятельной части населения, - заключает Александр Татаренко. - Выборочный анализ 167 постановлений облисполкома о национализации (муниципализации) определяет 3782 пострадавших, анализ 150 заявлений и жалоб на отмену национализации - еще 350. Касаясь национального аспекта, в первом случае евреи составили 3658 человек, поляки - 151, белорусы - 28, русские - 2, татары - 13. Во втором: евреи - 328, поляки - 15, белорусы - 6.

Интересные данные содержатся в третьей группе документов - постановлениях об отмене национализации. Заявители просили отменить решения Временных управлений о национализации. Правда, найти эти решения не удалось. Даже если их нет, то имеющиеся свидетельствуют о том, что пострадавших было намного больше. Основываясь на приблизительном арифметическом расчете, можно говорить о 8 тысячах владельцев недвижимости, ставших заложниками квартирного вопроса. К вышесказанному следует добавить, что 87% от общего числа составляют евреи, - утвержадет барановичский историк.

- Что же стало с людьми, которых оставили без крова над головой и средств к существованию?

- Их нет среди жертв политических репрессий - в числе депортированных и осужденных. Поскольку собственников жилья нельзя отнести к крупному бизнесу или управленцам (в злосчастных списках таковых были единицы), власть уготовила им участь, о которой можно только догадываться. Пока же довольствуемся документом, датированным апрелем 1941-го. Это рапорт офицера НКВД, которым озвучена численность белорусских евреев-узников концентрационных лагерей - 58 852 человек. Если это не они, возникает вопрос: куда сгинули 10 тысяч жителей Барановичской области - поляков, белорусов, русских, евреев и татар?



Одной из невыясненных сторон национализации является судьба изъятых ценностей. Чтобы найти ответы на эти вопросы, необходимо отдельное и самостоятельное исследование с привлечением заинтересованных сторон - Польши и Беларуси. Затем будет логичным ставить вопрос перед Россией как преемницей СССР о выплате компенсации пострадавшим от национализации, которых непременно следует отнести к жертвам политических репрессий, и вернуть обратно вывезенные ценности.


Документ эпохи
"Областной Исполнительный Комитет постановляет:

Утвердить постановление Лидского Городского Исполнительного Комитета от 16 июня 1940 года о муниципализации домовладений принадлежащих:

1.безхоз площадь 50,87 кв. м.
2.Глазману Арону Самуиловичу 299,81 кв. м.
3.Шлесбергу Соломону 131,07 кв. м.
4.Козубовскому Степану Степановичу 282,91 кв. м.
5.Урбановичу Брониславу Людвиковичу 230,81 кв. м.
6.Тененбауму Гиршу Шаевичу 127,71 кв. м.
7.ДубчанскомуАбраму Моисеевичу 173,22 кв. м.
8.Стасевичу Владиславу Адольфовичу 114,74 кв. м.
9.Флейшену Зельману Давидовичу 130,70 кв. м.
10.Гойдо Перли 190,41 кв. м.
11.Беркович Гени Иоселевне 186,66 кв. м.
12.Кулевичу Иосифу Францевичу 129,92 кв. м.
13.Байкальской Фруме 154, 96 кв. м.
14.Небульскому Шалому Гиршовичу 349,32 кв. м.
15.Илютовичу Еселью Ильичу 146,83 кв. м.
16.Пупко Ите Абрамовне 134,13 кв. м.
17.Липинской Стефании Францевне 154,80 кв. м.
18.Жабицкой Елижбете Константиновне 296,38 кв. м.
19.Липковичу Израилю Хаимовичу 118,92 кв. м.
20.Марыне Дробкину – Коток 174,31 кв. м.
21.Роземберг Хаи Ицковне 179,27 кв. м.
22.Шейпуку Константину Антоновичу 174,76 кв. м.
23.Вайну Абраму Есилевичу 119,65 кв. м.
24.Пойдаковой Анне Андреевне 175,40 кв. м.
25.Шитницкому Исааку Израилевичу 140,01 кв. м.
26.Дубинской Леи - Рохс Борисовне 118,47 кв. м.
27.Ламбургу Гирши 165,00 кв. м.
28.Драгуцкой Симе и Гетелью Леву 238,05 кв. м.
29.Высмонцкой Хаи Абрамовне 127,49 кв. м.
30.Илютовичу Якову Ароновичу 320,62 кв. м.
31.Дворжецкому Берку 177,51 кв. м.
32.Станецкому Гешелю Абрамовичу 128,32 кв. м.
33. Орловской Фейге Неваховне 174,63 кв. м.
34.Хомич Емилии Иосифовне 140,38 кв. м.
35.Сахану Михелю Неваховичу 141,15 кв. м.
36.Абелевичу Абраму Шмуйловичу 191,74 кв. м.
37.Абрамович Голде Шмуйловне 128,33 кв. м.
38.Рыжей Надежде Петровне 117,98 кв. м.
39.Беренштейну Арону Давидовичу 136,71 кв. м.
40.Ясиновскому Исааку Зузелевичу 145,56 кв. м.
41.Пупко Ревке Лазаревне 125,78 кв. м.
42.Лютович Хане Эльевин 179,94 кв. м.
43.Габуру Михаилу Григорьевичу 166,29 кв. м.
44.Сапожниковым Янкеля- Нотеля 151,87 кв. м.
45.Вильтос Казимире Ивановне 174,07 кв. м.
46.Важинской Анне Антоновне 182,78 кв. м.
47.Голуб Двосе Мордуховне 198,60 кв. м.
48.Боярской Двейре Гиршовне 186,67 кв. м.
49.Шимковичу Витману Натановичу 127,33 кв. м.
50.Винковскому Ною Есилевичу 156,57 кв. м.
51.Красрвской Иполите Петровне 149,91 кв. м.
52.Герштовичам Абраму и Рохели 114,93 кв. м.
53.Плотнику Самуилу Борисовичу 194,19 кв. м.
54.Фридманам Иоселю, Анне, Блюме 140,78 кв. м.
55.Дзешкевичу Фоме Адамовичу 181,90 кв. м.
56.Шпильковским Хане и Мине Моисеевне 153,59 кв. м.
57.Кагановичу Мордуху Юделевичу 123,12 кв. м.
58.Доршину Иосифу Бенционовичу 128,73 кв. м.
59.Стрыйпу Ивану 60,04 кв. м. безхоз.
60.Гершович Марии 38,58. кв. м.
61.Адамовичу Владиславу 44,28 кв. м.
62.Купинской Саре 95,41 кв. м.
63.Шиманскому Фадею Гиляровичу 181,36 кв. м.
64.Шимелевичу Михаилу 71,41 кв. м.
65.безхоз. 79,83 кв. м.
66.Бушменовой Вере Григорьевне 126,96 кв. м.
67.Шмуклер Злате Гершовне 130,97 кв. м.
68.Посынским Исааку Абрамовичу 171,91 кв. м.
69.Жуку Бонифаду Матвеевичу 281,63 кв. м.
70.Каплан Еленине Львовне 185,01 кв. м.
71.Лейбовичу Зелику Ицковичу 187,49 кв. м.
72.Милевичу Иосифу Антоновичу 225,00 кв. м.
73.Гроденчику Абраму Яковлевичу 160,87 кв. м.
74.Танюкевич Ядвиге и Станиславу 153,69 кв. м.
75.Илютовичу Захару Янкелевичу 153,60 кв. м.
76.Беркович Рохе 251,03 кв. м.
77.Хоецкому 164,75 кв. м.
78.Брему Бениамину Хаимовичу 176,16 кв. м.
79.Балаевич Анастасии Михайловне 123,66 кв. м.
80.Коляко Николаю Алексеевичу 143,65 кв. м.
81.Раубо Антону Игнатьевичу 224,94 кв. м.
82.Боярскому Цалею 375,72 кв. м.
83.Мисюкович Надежде Федоровне 145,12 кв. м.
84.Дубчанскому Абраму Моисеевичу 152,94 кв. м.
85.Мовшович Руве Шмуиловне 150,12 кв. м.
86.Соколовскому Вульфу Хаимовичу 123,18 кв. м.
87.Мостовскому Давиду 92,65 кв. м.
88.Рутковской Ольге Ивановне 115,32 кв. м.
89.Бортнику Василию Брониславовичу 129,47 кв. м.
90.Рецкому Виктору Андреевичу магазин 42,58 кв. м.
91.Рыбаку Янкелю – Фрумза Абрамовичу 120,66 кв. м.
92.Клинцевичу Константину 181,65 кв. м.
93.Колесинскому Ивану 220,27 кв. м.
94.Махночевой Юзефе 150,60 кв. м.
95.Френзон Хене Гителевне 156,16 кв. м.
96.Гербедзовской Стыси 172,48 кв. м.
97.Запольскому Хавнору 113,04 кв. м.
98.Новопрутской Соне Моисеевне 183,23 кв. м.
99.Шпильковскому Лейбе Нахмановичу 212,90 кв. м.
100.Пупко Захарию Иоселевичу 114,14 кв. м.
101.Каган Леи 127,16 кв. м.
102.Дрозду Сигизмунду Адамовичу 211,51 кв. м.
103.Кунцевичу Витольду 541,40 кв. м.
104.Крайповичу Мойше Мордуховичу 116,83 кв. м.
105.Лейбовичу Рону Зеликовичу 114,00 кв. м.
106.Шулькину Абраму Овсеевичу 303,37 кв. м.
107.Наркунскому Абраму Лейбовичу 164,36 кв. м.
108.Буковской Сусане Леонардовне 195,78 кв. м.
109.Берникер Цырле Израилевне 128,37 кв. м.
110.Мяснику Иоселю Янкелевичу 136,09 кв. м.
111.Устинович Елене Михайловне 143,72 кв. м.
112.Илютовичу Израилю Липовичу 217,63 кв. м.
113.Кузмич Юзефе Карловне магазин 19,68 кв. м.
114.Остринской Ривке Моисеевне магазин 19,68 кв. м.
115.Лев Хаиму магазин 10,54 кв. м.
116.Каменецкой Леи Менделеевне магазин 13,68 кв. м.
117.Жижемской Мине 170,80 кв. м.
118.Межва Ивану Якубовичу 227,29 кв. м.
119.Шмуйловичу Якубу 429,7 кв. м.
120.Вороновской Боде Лейбовне 212,72 кв. м.
121.Полячек Хаси магазин 10,73 кв. м.
122.Клышко Марии Игнац. 185,24 кв. м.
123.Мурину Степану Иосифовичу 194,54 кв. м.
124.Абрамовичу Иосифу Иосифовичу 158,68 кв. м.
125.Перковской Иосифе Людвиковне 216, 72 кв. м.
126.--------------------------------------------- 243,73 кв. м.
127.Зельдович Шейне Абрамовне 207,42 кв. м.
128.Пупко Абраму Зеликовичу 392,02 кв. м.
129.Сперскому Михаилу Константиновичу 147,53 кв. м.
130.Хрулю Брониславу Францевичу 155,02 кв. м.
131.Островской Владиславе Владимировне 214,46 кв. м.
132.Пупко Гиршу Носелевичу 116,87 кв. м.
133.Котлярскому Шлеме 146,58 кв. м.
134.Фуксу Моисею Давидовичу 194,17 кв. м.
135.Лехверович Еления Александровна 150,31 кв.
136.Василевскому Михаилу Никоноровичу 335,57 кв. м.
137.Антоновичу Антону Александровичу 187,60 кв. м.
138.Монскому Бениамину Нахмановичу магазин 16,56 кв. м.
139.Урбановичу Адаму Иосифовичу 567,10 кв. м.
140.Пуйдаку Адаму Викентьевичу 199,93 кв. м.
141.Боярскому Палку Шлемовичу 312,28 кв. м.
142.Высоцкому Казимиру Иосифовичу 130,67 кв. м.
143.Солянскому Мариану Викентьевичу 134,52 кв. м.
144.Лебедеву Ивану Ивановичу 291,42 кв. м.
145.Тумелевич Анне Казимировне 600,72 кв. м.
146.---------------------------------------- дом 115,76 кв. м.
147.безхоз. 98,08 кв. м.

Зачислить муниципализированные домовладения в жилищный фонд Лидского Горжилуправления.

Заместитель председателя Облисполкома – Абраменко".

На фото - жители Западной Беларуси. Из личного архива Александра Татаренко.

Кастусь ЛАШКЕВИЧ
http://www.tut.by
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Показать сообщения:  

Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1
Начать новую тему

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
 

Rating All.BY

Бойцовский клуб - связаться с нами