Автор Сообщение

<  Спорт без грима  ~  $50 тысяч за таблетку

admin
Добавлено: Сб Фев 02, 2008 9:02 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Женщины-тяжелоатлеты национальной сборной неудачно "побаловались" фуросемидом. Три положительные пробы на допинг за двенадцать месяцев едва не "подарили" годовой "отпуск" всей команде. Это могло стоить Беларуси участия в предстоящей пекинской Олимпиаде. Чтобы белорусские тяжеловесы "не потеряли вес", спортивная федерация выплатит штрафные санкции за нечистых игроков. Пластинка диуретика, который в аптеке стоит двести рублей, стране обойдется в пятьдесят тысяч долларов.

Ребро медали

У спортивной медали две стороны. Одна — победа, слава, успех спортсмена, тренера, государства. И большие деньги. Другая — труд, пот и кровь, насыщенная химией. А на ребре драгоценного диска — допинг-проба. “Выше себя не прыгнешь”, — говорят в народе. Сегодня в большом спорте выживает тот, кто умеет брать эту планку. Чтобы превзойти свои возможности и перепрыгнуть того, кто уже поднялся над собой, нужна нечеловеческая сила. Ее не обретешь в салоне практической магии, но всегда купишь у провизора. Белорусы тоже соблазняются чудо-пилюлями. Почему?

— Многие спортсмены и тренеры считают, что можно допустить разные варианты подготовки. Все средства и методы подходят. Самое главное, спортивный результат. Но люди, не зная предмета, попадают в неловкое положение сами и подставляют других. — Я тоже задаю себе вопрос: почему столько дисквалификаций за год в женской команде? Мы боремся, чтобы запрещенные препараты у нас не применялись, — замечает главный тренер сборной по тяжелой атлетике Александр Гончаров.

Тяжелая атлетика грешит запрещенными препаратами чаще других видов спорта. Догоняют тяжеловесов легкоатлеты. Сомневаются в собственных силах представители пожарного спорта. Единичные случаи положительных анализов в велоспорте и биатлоне.

Александр Васильевич допинг своим спортсменам не прописывает. Они его принимают без “рецепта” и, как показывает практика, очень неосмотрительно.

Когда не работает русское “авось”

“Авось я приму и ничего не случится”. Такова установка многих спортсменов. Но когда русское “авось” не работает, атлеты недоумевают.

— Я разговаривал с тренером, девушками, как такое могло получиться. Никто ничего не видел, не слышал, не ел, — поясняет Александр Васильевич. — Запрещенных и маскирующих агентов не один десяток. Можно принять препарат по неведению. Некоторые заявляют: “Подсыпали”.

Допинг не только искусственный заряд для спортсмена, но и орудие “отстрела” конкурентов.

— Однажды столкнулся с этим, когда посещал российских коллег, — рассказывает директор Национального антидопингового агентства Николай Кручинский. — Их команда по американскому футболу написала жалобу в антидопинговый отдел о том, что такая-то команда, которая с ними играет в одной лиге, пользуется запрещенными препаратами. Приняли к сведению, проверили обе команды. Оказалось, устранение конкурентов.

Происки врагов случаются, но вряд ли это тот самый случай. По словам Александра Васильевича, спортсменки, что проглотили диуретик, не те люди, которых бы сильно опасались на Олимпийских играх. Быть может, именно поэтому им так недоставало чудодейственного средства. Вот только либо “маска” действовала медленно, или допинг-контроль сработал быстро. Фуросемид относится к запрещенным маскирующим препаратам. Он позволяет снизить массу тела либо используется для выведения других допинговых веществ. Сбавлять вес девушкам в тяжелой атлетике не с руки. Похоже, действительно маскировались...

Как бы там ни было, но допинг-контроль для спортсменов всегда приходит не вовремя. От анализов бегут, прячутся. А когда скрыться не удается, заявляют категорично: “Не моя моча”, “лаборатория ошиблась”.

— В легкой атлетике на фуросемиде попалась одна студентка училища Олимпийского резерва. На первенстве страны, выиграв прыжки в высоту, от контроля убежала. Через две недели попалась на молодежном первенстве Европы по легкой атлетике. Другая спортсменка написала в объяснении, что ей стало плохо после тренировки по спортивной гимнастике, врача-диетолога рядом не оказалось, и бабушка дала ей таблетку, а у бабули якобы гипертоническая болезнь.

Если в организме спортсмена находят запрещенный препарат, это еще не значит, что спортсмен будет дисквалифицирован. Порядка 2—4 процентов всех проб, которые дали положительный результат, заканчиваются дисквалификацией или штрафными санкциями. Остальные имеют ту или иную степень доказательности.

Спорт “на колесах”

На “колеса” спортсмены пересели с “баранов”. Летописи древних олимпиад свидетельствуют, что еще в те времена атлеты стимулировали свои результаты бараньими яичками — естественным источником гормонов. Развитие фармакологии ввело спортсменов в абсолютный грех. Уже в шестидесятые годы стал очевидным факт: соревнуются не атлеты, которые проходят определенную подготовку, не методики тренировки, а фармакологические лаборатории. Когда олимпийцы стали получать награды посмертно, допингу объявили войну. Так, на Олимпийских играх 1960 года в Риме во время групповой велогонки на 100 километров скончался датчанин Кнуд Енсен. Профессиональный английский велогонщик Том Симпсон во время 54-й гонки Тур де Франс на 20-километровом крутом подъеме упал с велосипеда. Попытки реанимации оказались безуспешными. В крови умерших обнаружили сильные стимулирующие фармакологические препараты. Вот тогда международный олимпийский комитет сказал: “Хватит!” В 1968 году на Олимпийских играх в Мехико впервые был проведен допинг-контроль. Теперь с нечистой игрой борются на мировом и национальном уровнях.

Круговорот допинга в спорте

Допинг — часть нашей жизни. Запрещенные и маскирующие вещества входят в состав многих лекарств, например противопростудных. Раньше допинг приходил в большой спорт из медицины и фармакологии. Сегодня у него другое начало — индустрия продуктов питания, связанных с похуданием. В Америке действует специальная программа под девизом “Прими анаболик, чтобы твоя фигура приняла наилучшие формы!”. Запрещенные препараты расходятся “на ура” в фитнес-клубах и “качалках”. Они “прячутся” в препаратах спортивного питания. Оборот анаболических стероидов в мире приравнивается к обороту героина. Спортсмены много тратят на запрещенные вещества, но еще больше на них зарабатывают. Спрос рождает предложение, а вместе с тем и колоссальную прибыль для производителей, распространителей допинговых веществ.

В состязаниях порой, как на войне, в ход идут отравленные стрелы. На одном фланге столкновение допингов, на другом — борьба с допингом. Спортсмен отвечает за применение запрещенных препаратов штрафными санкциями и дисквалификацией. А государство на международном уровне несет ответственность за свои действия в направлении обнаружения и уничтожения фармакологического врага сборных страны. Такие организации спасают здоровье нации и в то же время мешают добыть ей лишнюю победу в игре без правил, в которую, судя по результатам, порой играет весь мир. Но не сдерживать эти нечистые состязания, значит, превратить спортивную арену в поле после сечи.

Из беговой лошади — в загнанного скакуна

Есть версия, что слово “допинг” — производное от английского “допе”, что значит, наркотическая смесь, применяемая для стимуляции беговых лошадей. Современный спортивный мир все больше уподобляется скачкам. Неясно, кто преодолевает дистанцию: “беговая лошадь” или человек. Наркотик стимулирует и тут же паразитирует. На финише спортивной карьеры, который при таком “меню” часто наступает до срока, беговая лошадь превращается в загнанного скакуна.

— Спортсмен — классический вариант профессиональной патологии, — поясняет Николай Кручинский. — Я должен обеспечить человеку условия выполнения его труда с тем, чтобы не усугубить это состояние, когда от спортсмена требуют каждый раз прыгать выше, бежать быстрее. Прием допинга инвалидизирует человека. Конечно, нельзя конкретно сказать, что здоровье ухудшилось от приема того или иного препарата, только с определенной долей вероятности. Однако есть четкие признаки употребления некоторых веществ: изменение голоса, увеличение костей скелета, изменение оволосения. Развивается очень много осложнений, вплоть до смертельного исхода.

Как сказать допингу: “Нет!”

Как справиться с запрещенными препаратами? Об этом рассуждают главный тренер национальной сборной по тяжелой атлетике Александр Гончаров и доктор медицинских наук Николай Кручинский.

Александр Гончаров: Я не говорю, что допинг необходим, но то, что сопровождающие фармакологические средства должны присутствовать, это однозначно. Однако многие препараты, которые еще вчера не считались допингом, вдруг оказываются в числе запрещенных. А как спортсмену восстанавливаться в тренировочный период, как поддерживать себя во время соревнований?

Николай Кручинский: Правила, которые регулируют применение допинговых веществ и методов, существующие в мире, не идеальны. Для меня результат вторичен. Забота о здоровье спортсмена — прежде всего. Многие допинговые вещества являются лекарственными препаратами. С другой стороны, их завоз, продажа регламентируются Министерством здравоохранения. В фитнес-клубах много препаратов спортивного питания, которые содержат запрещенные вещества, а на этикетке этого нет. Много фальсифицированных продуктов. Их можно купить и открыто, и подпольно. В России 19 анаболических стероидов приравнены сегодня к наркотикам. У нас пока нет. Это требует перестройки сознания.

Александр Гончаров: Борьба с допингом не закончится никогда. Чтобы быть грациознее, красивее, смотрибельнее, необходимо это чем-то поддерживать.

“Есть” допинг вредно, но еще и накладно. Положительная проба обходится спортсмену в 2500 долларов. Больше двух дисквалификаций в одном виде спорта — от 50 до 100 тысяч долларов выплачивает спортивная федерация. Однако нет гарантии, что и впредь не случится допинг-рецидива. Допингу говорят: “Нет!” Но как сказать “нет” так, чтобы он ушел, никто не знает.

***

Допинг — сознательный прием какого-либо вещества, чуждого для нормального функционирования организма, или чрезмерной дозы лекарства или метода (например, переливание собственной крови спортсмена) с одной лишь целью — искусственно повысить силы и выносливость в спортивном состязании.

В Беларуси с 1993 года за применение допинга дисквалифицированы 46 спортсменов.

***

Самые известные белорусские спортсмены, дисквалифицированные за применение допинга:

Анна Батюшко (тяжелая атлетика, 2001 г., на два года),

Андрей Михневич (легкая атлетика, 2001 г., на два года),

Александра Герасименя (плавание, 2003 г., на два года),

Янина Корольчик (легкая атлетика, 2003 г., на два года),

Анжела Катюга (конькобежный спорт, 2005 г., на два года),

Анастасия Новикова (тяжелая атлетика, 2005 г., на два года),

Геннадий Олещук (тяжелая атлетика, 2006 г., пожизненно),

Анастасия Марзолюк (вольная борьба, 2007 г., на два года).

Автор: Ольга Косякова, газета "Вечерний Минск"
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
admin
Добавлено: Ср Фев 13, 2008 2:11 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Ищите женщину со штангой

Шокирующие новости пришли на днях из расположения национальной сборной Беларуси по тяжелой атлетике. Как оказалось, минувший год вместил в себя сразу три случая доказанного употребления штангистками запрещенных препаратов.

После получившей широкую огласку дисквалификации Татьяны Громыко Международная федерация тяжелой атлетики присудила двухлетнее отлучение от спорта еще двум белорускам. На внесоревновательном контроле положительный результат на станазалол показала проба Ольги Недорезовой, а на юношеском чемпионате Европы в употреблении метандианона была уличена Валентина Ляховец.

Формально три и более случаев допинговых проколов в течение одного года по правилам ИВФ могут привести к дисквалификации всей команды, как это случилось в 1997 году, когда 12 апреля на внесоревновательном контроле перед чемпионатом Европы "засыпались" сразу пятеро соотечественников. Но в нынешней ситуации до крайней меры дело, видимо, не дойдет. В этом уверил главный тренер сборной Александр Гончаров.

- С сожалением вынужден констатировать, что по итогам прошлого сезона Татьяна Громыко (личный тренер Игорь Самсонов) оказалась не единственной представительницей тяжелой атлетики, которая подверглась наказанию за употребление допинговых препаратов. В число "отличившихся" также вошли Ольга Недорезова и Валентина Ляховец. Первая попалась в июне на внесоревновательном контроле, проводимом венгерскими офицерами ВАДА. В ее пробах нашли следы станазалола, анаболического стероида. Как мне кажется, проблема заключалась в следующем. На тот момент Недорезова фактически рассталась с прежним личным тренером Адамом Сестриным, с которым ее связывали восемь лет совместной работы. Что-то у них не склеилось, пропало взаимопонимание. Ситуацией воспользовался другой наставник, на мой взгляд, нечистоплотный в моральном отношении. Иной оценки деятельности Алексея Зинченко дать не могу. С энтузиазмом взялся за подготовку "бесхозной" спортсменки, а практически просто подвел ее под монастырь. Когда после залета на доисторическом станазалоле, с которым все давным-давно без сожаления распрощались, встал вопрос о персональной ответственности, парень предпочел умыть руки, мол, я здесь ни при чем. Она что, воздушно-капельным путем дозу анаболика получила? Смешно, ей-богу. Хотя это смех сквозь слезы.

Валентина Ляховец получила положительный допинг-тест непосредственно в ходе соревнований, в августе на первенстве Европы среди кадетов. Там ситуация вообще запутанная. Спортсменка, ее личные тренеры Николай Воронович и Александр Лисицкий клянутся всеми святыми, что ни к каким сомнительным препаратам даже не прикасались, внимательно следили за пищей и водой. Однако пробы "А" и "В" не оставляли сомнений в наличии в организме продуктов распада метандианона. Вердикт - двухлетняя дисквалификация - по обоим случаям был вынесен в самом конце 2007 года.

- Из неофициальных источников нам стало известно о четвертом случае допингового прокола в женской национальной команде.

- Действительно, еще одно "дело" с участием белоруски сейчас находится на стадии рассмотрения. Поскольку вскрыта лишь проба "А", по этическим соображениям называть имя спортсменки не буду. Скажу только, что к первым номерам сборной она никаким боком не относится. Забор проводился 8 декабря теми же венграми и носил внесоревновательный характер. Чемпионат мира остался далеко позади, первый официальный старт нового сезона был запланирован на апрель. В какую дурную голову пришла идея уколоться в "мертвый сезон", ума не приложу. Причем до сих пор неизвестно, что за вещество было обнаружено у штангистки. Следов оно не оставило, но факт приема чего-то недозволенного зафиксировал один-единственный параметр - повышенное соотношение тестостерона к эпитестостерону. Остается дождаться, что покажет проба "В", вскрытие которой намечено на конец февраля.

- По правилам Международной федерации тяжелой атлетики национальная сборная, в составе которой трое и более спортсменов были подвергнуты допинговой дисквалификации в течение одного года, может быть на два года отлучена от всех международных соревнований, а в нашем случае - и от Игр в Пекине.

- До высшей меры наказания дело не дошло. С учетом того, что все случаи были зафиксированы только в женской команде и что наказанные спортсменки не относились к лидерам сборной, ИВФ сочла возможным ограничиться лишь финансовыми штрафными санкциями. В случае если Белорусский тяжелоатлетический союз выплатит международной федерации 50 000 долларов США, никаких ограничений на выступление белорусов на Олимпийских играх вводиться не будет, равно как не изменится и количество завоеванных лицензий.

Естественно, в ближайшем будущем наш штраф будет погашен. Вместе с тем международная федерация выразила озабоченность положением дел в нашей женской тяжелой атлетике, предписав БТС принять все меры по недопущению повторения подобных случаев.

- С предписаниями понятно. Вы-то как все это оцениваете как главный тренер?

- Знаете пословицу "Заставь дурака богу молиться…" Усердие нерадивых личных наставников, для которых цена вымученного результата непринципиальна, зато с четким химическим подтекстом, оказало нашему коллективу медвежью услугу. Кто там будет разбираться - то ли у него украли, то ли он украл… Поди отмойся теперь. Вынужден констатировать, что некоторые наставники давно махнули рукой на все наши рекомендации, методики, стратегии, выскочив из колеи и превратившись в иванов, не помнящих родства. Мол, мы сами с усами, вы еще ахнете, глядя на наши достижения. Все случившиеся проколы настолько глупы, что даже зло берет.

Немалая вина лежит на самих спортсменках, которые ни в коем случае не должны были соглашаться на прием любых препаратов без санкции врача сборной Юрия Сонкина. Ну взрослые же девицы! В конце концов, сколько можно за ручку водить и носом тыкать: нельзя, нельзя, нельзя… У меня уже язык опух от разного рода инструктажей по поводу ужесточения требований ВАДА. Как об стенку горох…

С себя ответственности тоже не снимаю. Видимо, женская сборная с еще неустоявшимися методиками подготовки требует гораздо большего контроля со стороны тренерского штаба. После выплаты неустойки наш штрафной балласт обнулится, и я сделаю все возможное, чтобы в этой графе новые цифры больше не появились. На днях намерен поставить вопрос перед Минспорта о полном подчинении мне основного состава женской команды для непосредственной подготовки к Олимпийским играм. Дисциплина будет возведена в абсолют, централизованные сборы, общее планирование, единая стратегия, строгая отчетность. В данной ситуации барьером на пути безалаберности и безответственности может стать только принцип единоначалия. Уж за себя-то я всегда отвечу.

Звонок корреспондента "ПБ" старшему тренеру женской команды застал Виктора Шилая не в лучшем расположении духа. Тем не менее опытный наставник не стал уклоняться от комментариев.

- У меня накопилась масса претензий и даже нецензурных выражений по отношению к отдельным личным тренерам, которые считают себя умнее всех, а на самом деле занимаются самодеятельностью подленького пошиба. Они не внимают советам, приказам, просьбам, вокруг них - безвоздушное пространство. Сколько лекций было проведено, сколько раз мы приглашали директора Национального антидопингового агентства Николая Кручинского. Объясняли, разжевывали: люди, будьте бдительными, дуйте на воду, остерегайтесь. Оказалось, все без толку… Иначе как подставой я не могу назвать случившееся. Ведь за подготовку команды в первую очередь отвечает ее старший тренер. Если бы дело касалось неудовлетворительных спортивных результатов, сразу же положил бы заявление на стол министру. А теперь за что мне держать ответ: за то, что не распознал дубовые головы, что не колол стероидное дерьмо? Во имя чего пичкали девчонок, ради какой великой цели? Чтобы лишний раз засветиться во втором десятке протокола? Ведь костяк национальной команды - люди, которые реально готовятся штурмовать олимпийский пьедестал, на пушечный выстрел не подпустят к себе подобных "кудесников". Но теперь и они вынуждены ощущать на себе бремя общей вины. А нашим отдельным тренерским "гениям" хоть бы хны. Методикой не владеем, так хоть на допинге оторвемся. Все это настолько непорядочно по отношению к коллективу, что не передать. К сожалению, руководство команды не имеет возможности в полном объеме контролировать чистоту работы спортсменок с личными тренерами. Своей антидопинговой лаборатории в стране пока нет, следовательно, у нас нет аргументов и рычагов влияния на ситуацию.

«Прессбол»
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Показать сообщения:  

Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1
Начать новую тему

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
 

Rating All.BY

Бойцовский клуб - связаться с нами