Автор Сообщение

<  Бизнес и экономика Беларуси  ~  Ярослав Романчук. КРИЗИС. Старики как угроза государству

admin
Добавлено: Ср Апр 25, 2012 5:02 pm Ответить с цитатой
Site Admin Зарегистрирован: 25.11.2006 Сообщения: 8137
Неожиданно для горячих поклонников государственного интервенционизма обыкновенные люди стали жить дольше. Распорядители чужого - политики и чиновники - не могли предположить, что свобода и рыночные механизмы создадут волну созидательных революций в промышленности, сельском хозяйстве и фармацевтике. Приверженцы монополии государства на пенсионное обеспечение не смогли спрогнозировать, что технологические прорывы позволят обыкновенным людям зарабатывать больше, питаться лучше и лечиться эффективнее.

Рынок посрамил Госплан, но распорядители чужого не хотят признать поражение. Они цепляются за опасную и аморальную монополию на пенсионное обеспечение. Долгожительство наших родителей и дедов становится для них серьезной проблемой.


Долгожители – проклятие государства

Мы все желаем нашим любимым родителям и дедам долгого здоровья и благополучной старости. Мы радуемся, что в Беларуси 545 человек перешагнули 100-летний рубеж, что более 100 тысяч белорусов живет больше 85 лет.

Но многие властные чиновники и политики иначе смотрят на увеличение продолжительности жизни. Для них каждый дополнительный год жизни, отвоеванный у смерти новыми технологиями, хорошим питанием и заботой близких - это ухудшение баланса государственного пенсионного фонда и шаг к банкротству всей системы социального обеспечения. Заметим, что это проблема не только Беларуси, но и всех стран, которые установили государственную монополию на пенсионную систему.

Распорядители чужого близоруко и легкомысленно обещали гражданам благополучную старость взамен за эксклюзивное право управлять пенсионными деньгами. Первые 30 – 40 лет пенсионная пирамида строилась достаточно успешно. Благо, население было молодым, а до 70 лет доживали немногие. Сегодня все наоборот. Идеологи, авторы и менеджеры государственной пенсионной пирамиды бьют в набат. Они жалуются на то, что люди живут долго. Они пытаются укрепить пирамиду, но совершенно очевидно, что эта финансовая конструкция имеет встроенный механизм саморазрушения.

В апрельском докладе МВФ о глобальной финансовой стабильности - Global Financial Stability Report. The Quest for Lasting Stability – одна из глав посвящена пенсионному обеспечению. Она называется «Финансовое влияние риска долголетия». Сама формулировка «риск долголетия» звучит для нормальных людей кощунственно. Но, к сожалению, именно так ставят проблему те, кто до сих пор не хочет признать одного из самых громких, масштабных и опасных провалов государства – национализации нашей старости.


Долгожительство как приговор государственной пенсионной системе

За последние 100 лет ожидаемая продолжительность жизни при рождении резко увеличилась. В 1750-ых она была меньше 40 лет в северной и западной Европе. К 2010 году она достигла 80 лет. Аналогичная тенденция наблюдается и в других регионах. В результате в 1950 году средняя продолжительность жизни при рождении была 48 лет, в 1980-м – 60 лет. В 2010-м она приблизилась к 70-и годам. В последние десятилетия особенно быстро росла продолжительность жизни в развивающихся странах.

Для осознания глубины пенсионной проблемы в рамках государственной монополии важен такой параметр, как продолжительность жизни после выхода на пенсию. В развитых странах Европы в возрасте 60 лет продолжительность жизни после выхода на пенсию увеличилась с 15 лет в 1910 году до 24 лет в 2010 году, и продолжает расти. Ожидается, что продолжительность жизни после достижения возраста 60 лет в развитых странах к 2050 году увеличится до 26, а в развивающихся - до 22 лет.

Сегодня в Беларуси люди после выхода на пенсию живут в среднем около 18 лет. Так что если мы не будет экспериментировать с Госпланом и создадим нормальную рыночную экономику, нас тоже ждет увеличение продолжительности жизни как при рождении, так и после выхода на пенсию. Радоваться бы надо за наших стариков, но такая статистика вводит в оцепенение правительства.

Самый распространенный индикатор старения общества – отношение населения старше 65 лет к населению в возрасте от 15 до 64 лет (old age dependency ratio). В период с 2010 до 2050 года этот показатель увеличится с 24 до 48% в развитых странах и с 13 до 33% в развивающихся.

Эксперты часто используют такой показатель устойчивости пенсионной системы, как коэффициент замещения. Он указывает на отношение размера пенсии к доходу до выхода на пенсию. По мнению МВФ, разумный коэффициент замещения – 60-80%. Он означает, что человек после выхода на пенсию может сохранять привычный уровень жизни, если вдруг не станет тратить много денег на врачей и лекарства. При текущих демографических трендах и коэффициенте замещения 60% общие расходы пожилых людей удвоятся в период с 2010 по 2050 год. Это означает ежегодный рост расходов с 5,3% до 11,1% ВВП для развитых стран и с 2,3% до 5,9% для развивающихся. И ведь это только пенсионные расходы без учета роста расходов на здравоохранение.

По расчетам экспертов МВФ, увеличение продолжительности жизни человека на три года грозит увеличением издержек старения наполовину: «50% ВВП 2010 года в развитых странах и 25% ВВП 2010 года развивающихся стран». Речь идет о десятках триллионов долларов. Для частных пенсионных фондов такое увеличение продолжительности жизни означает рост пенсионных обязательств на 9%, что не может не пугать компании, которые сегодня пополняют пенсионные счета.

Угроза финансовой стабильности от долгожительства может увеличить отношение государственный долг/ВВП на 50 процентных пунктов. Не менее важной является и угроза банкротства частных пенсионных структур, которые вынуждены будут покрывать возросшие обязательства долгожителей.

Плохие пенсионные решения

Очевидно, что государственной пенсионной системе приходит конец. По иронии судьбы она называется солидарной, то есть, построенной на финансовой поддержке пенсионеров работающими. Но именно эта солидарность неосуществима. Слишком много стариков требуют слишком много денег от всё меньшего количества молодежи и работающих. Нет, это не значит, что государственная пенсионная система в обозримом будущем исчезнет. Надо признать, что она не способна обеспечить человеку благополучную старость, не жертвуя текущим производством товаров и услуг.

Повышать налоги на зарплату, чтобы закрыть растущий дефицит пенсионного фонда, невозможно. Они и так очень высокие. Вот россияне решили проэкспериментировать и получили ответ в виде прогнозируемого роста зарплат в конвертах. То же самое происходит в Беларуси. Еще одно непопулярное решение – повышение пенсионного возраста. Оно крайне непопулярно политически и самое основное в том, что повышение пенсионного возраста для мужчин и женщин даже до 63 лет не решает принципиально проблему государственной пенсионной системы, а лишь дает ей 5 – 8 лет передышки.

МВФ предлагает ответить на риск долгожительства следующим способом. Во-первых, правительства должны перейти на начисление пенсий, исходя из реальных ресурсов, а не обещать людям золотые горы. При этом пенсионерам призваны помочь разного рода схемы по поддержке определенного уровня жизни и здоровья. Это пожелание из разряда «мыши, станьте ежиками». Легко сказать прирученному к государственной пенсионной системе человеку «Не рассчитывай на высокую пенсию. Готовься к имущественному шоку». Даже в авторитарных странах распорядители чужого вынуждены учитывать мнение людей по таким чувствительным темам, как пенсии и социальная защита на старость.

Второй совет Фонда заключается в том, что риски долголетия должны разделить между собой сами граждане, плательщики в пенсионные фонды и правительство. Фонд настоятельно рекомендует увеличивать пенсионный возраст в унисон с ростом продолжительности жизни. «Если нет возможности увеличивать пенсионные взносы или пенсионный возраст, размер пенсий должен сократиться». Это еще одно плохое, половинчатое решение. Плохое оно не тем, что МВФ призывает жить по средствам, а что оставляет надежду на государственную пенсионную систему и не предлагает стратегически верных решений.

Третий совет Фонда – трансферт рисков от пенсионных фондов тем, кто на рынке капитала лучше умеет управлять рисками. Звучит слишком расплывчато, чтобы понять, что имели в виду эксперты МВФ. Очевидно, что речь идет о переводе пенсионных денег в частные пенсионные фонды, которые должны управлять деньгами лучше. Не факт, что именно так будет. Негативный пример России под рукой. Почему бы вообще не ликвидировать обязательный характер пенсионных выплат, позволить самим людям определять содержание и характер реальных страховых механизмов на старость?

МВФ, как и распорядители чужого национального уровня, не осмеливаются публично признать провал государственного пенсионного обеспечения. Они пытаются придумать схемы обмана людей, которые будут выходить на пенсию в ближайшие 20 лет и подготовить молодежь к тому, что на их пенсии в существующей системе координат им гарантирована только нищета. Если домашние хозяйства развитых стран накопили много активов (США – 3,4 годового ВВП 2010 года, Япония и Британия – по 3, Германия – 1,9), то в развивающихся странах личных накоплений и активов явно недостаточно, чтобы компенсировать выпадение государственных выплат.



Стартовые условия в Беларуси хуже, чем в ЕС и США

Белорусская пенсионная система копирует у Европы и США все дефекты и механизмы саморазрушения. У нас ситуация усугубляется целым рядом факторов.

Первый – низкая эффективность и конкурентоспособность экономики. Это значит, что доминирующий, нереформированный госсектор не может работать лучше, продавать больше, чтобы платить людям большие зарплаты и делать большие отчисления в пенсионный фонд.

Второй – еще худшая, чем в странах ЕС, демографическая ситуация. Бегство «мозгов» и высококвалифицированных рук ее усугубляет. Беларусь быстро стареет, а распорядители чужого создали для творческой, талантливой молодежи такие условия самореализации, что около 80% студентов хочет уехать из страны. В марте 2012 года у нас числится около 2,5 миллиона пенсионеров, а людей в возрасте с 15 до 60 лет – 6,2 миллиона.

Третий фактор – низкий размер пенсии. В марте 2012-го средний размер пенсии составил Br1,21млн., или $151. Эта сумма гораздо меньше минимальной зарплаты во всех странах ЕС. Даже пособие по бедности у них в 2 – 3 раза больше, чем у нас пенсия. Номинальная начисленная зарплата в нашей стране в феврале 2012-го составила Br2,96 млн., или $371. Получается, что средняя пенсия у нас составляет примерно 40% средней зарплаты.

Четвертый фактор – отсутствие частных пенсионных фондов и адекватной нормативной базы для их функционирования. Пенсионная реформа в нашей стране сводится лишь к латанию дыр в государственной пенсионной системе. Ситуацию усугубляет неразвитый финансовый рынок и жесткие ограничения на перевод капитала за рубеж.

Наконец, пятый фактор – глубокое невежество белорусов в сфере управления частными финансами при низком уровне накопленных активов. Чешские и польские домашние хозяйства накопили активов в объеме около 90% ВВП своей страны, литовские – около 80% ВВП своей страны. Блокировка рыночных реформ не позволила белорусским семьям накопить достаточный объем активов, чтобы самостоятельно обеспечивать безбедную старость. Оценочно наши домашние хозяйства накопили активов в объеме около 30% ВВП Беларуси, это ~$15 – 20 млрд.

Честные, ответственные пенсионные решения для Беларуси

Пенсионную реформу нужно начать с признания бесперспективной, аморальной и асоциальной государственную пенсионную систему. Ее нужно ликвидировать как самостоятельный государственный институт. Нет никакого смысла в существовании государственного пенсионного фонда. Его ликвидация как структурной единицы правительства означает переход всех пенсионных обязательств непосредственно правительству. Такое решение позволит не только сократить деньги на содержание аппарата министерства социальной защиты населения и пенсионного фонда, но и позволит снизить риски сокращения пенсий.

Правительство должно перейти на принцип «все доходы бюджета используются на выплату пенсий». Пенсиям надо придать статус несеквестируемых, обязательных мандатов правительства, которые оплачиваются из бюджета в первую очередь. Такое решение позволит снизить налоги на зарплату и решить растущую проблему белорусских бейби бумеров.

Второе важное решение – признание нестрахового характера существующих пенсионных выплат. Сегодня государственные пенсии в очень малой степени и только для избранных социальных групп (депутаты, высокие начальники) связаны с доходами до выхода на пенсию. Поэтому давайте честно скажем, что государственные пенсии – это обязательства государства перед своими гражданами, достигшими определенного возраста. Их размер – это чисто политическое, общественное решение. Нет смысла делить людей на 20 – 30 социальных групп, пытаться решить, кто работал в более вредных условиях, кому положен более ранний выход на пенсию, а кому дополнительные $5 в месяц к средней пенсии.

Например, мы решили потратить на пенсии 10% ВВП страны. Берем десять процентов валового внутреннего продукта, делим эту сумму на количество пенсионеров и получаем среднюю пенсию. Одна ставка для всех. Открыто, прозрачно, понятно и справедливо. Все, что люди заработали дополнительно – через частные пенсионные фонды, схемы индивидуального страхования или работы на фондовом рынке, через недвижимость или драгметаллы – все это пополняет личные активы бережливых, рациональных белорусов.

Если рассматривать пенсионные выплаты как обязательства всего бюджета, то они являются вполне подъемными. Смотрите: чтобы выплатить пенсию в размере $150 для каждого из 2,5 миллиона пенсионеров, необходимо всего $4,5 млрд. Если взять белорусский ВВП 2011 года в объеме $54 млрд., то это 8,3% ВВП. Для сравнения: расходы консолидированного бюджета и ФСЗН Беларуси в 2011 году составили около 39% ВВП.

Собрать 10% ВВП в виде налогов не составляет никакого труда, если только собирать их не с зарплаты, а с более широкой налоговой базы. При таком раскладе пенсионеры, в первую очередь, будут заинтересованы в обеспечении экономического роста, в проведении рыночных реформ, которые его обеспечивают. Одно дело – делить 10% ВВП, который составляет $54 млрд., другое - $100 млрд. Пенсионеры будут выступать за простую налоговую систему, за соблюдение прав собственности и за свободную торговлю, потому что именно эти фундаменты обеспечат быстрые темпы экономического роста, что для них будет эквивалентно росту пенсий.

Пенсионеры также будут заинтересованы в устойчивой работе правительства и дисциплине при распределении госбюджета. В результате такой пенсионной модернизации мы получим 2,5 миллиона активных аудиторов каждого шага распорядителей чужого. Они сделают все, чтобы не дать разворовать и проесть поступления от приватизации. Они заставят КГК глубоко рыть и искать злоупотребления, коррупцию и неэффективность в других госрасходах. В этом будут заинтересованы и будущие пенсионеры. Против такой реформы, конечно, выступят те, кто «выбил» себе высокую пенсию за счет других, кто дурил народ и обещал ему благополучную старость, сидя в креслах депутата, министра или другого высокого начальника.

Описанное выше касается только модификации государственных пенсионных обязательств и способов их выполнения. Настоящая пенсионная реформа – это открытие полноценных частных накопительных пенсионных фондов. Вступление в них должно быть добровольным для тех, кто уже сегодня работает, и обязательным для тех, кто только вступает в рабочую силу. При этом обязательный характер частного пенсионного обеспечения – это обсуждаемая тема.

Здесь не место вдаваться в детали деятельности частных пенсионных фондов, описывать способы гарантий пенсионных вкладов, механизмы инвестирования накопленных пенсионных денег. Все это является предметом, в первую очередь, экспертного обсуждения. Для людей главное знать, что предлагаемая пенсионная реформа:

во-первых, не лишит их пенсий, а увеличит их;

во-вторых, создаст им благоприятные условия для накопления личного пенсионного фонда;

в-третьих, частные пенсионные накопления не пропадут после смерти работника или пенсионера, а будут переданы по наследству;

в-четвертых, увеличит справедливость и ответственность государства;

в-пятых, будет поощрять трудолюбие, бережливость, предприимчивость и семейственность.

Понятно, что у белорусского государства в ближайшие декады будут ограниченные возможности для выплаты пенсий. Было бы иначе, если бы мы последние 20 лет не ходили по замкнутому кругу советской госплановой, совковой экономики. Поэтому главным приоритетом как в плане пенсионного обеспечения, так и индивидуального благополучия являются инвестиции в семью, в детей, в вашу индивидуальную социальную сеть. Накопленная таким образом доброта, щедрость и отзывчивость, вне сомнений, будут гораздо более прочной социальной защитой на старость, чем государственная пенсионная пирамида. Главное, чтобы у белорусов наконец появился выбор.

Ярослав Романчук
http://naviny.by/

_________________
Заработок в Интернет - это реально
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Показать сообщения:  

Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1
Начать новую тему

Перейти:  

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
 

Rating All.BY

Бойцовский клуб - связаться с нами